Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
11:20, 09 августа 2018

Дела уголовные: Ни за что ни про что


Изредка Илья Петрович Пивоваров достает этот альбом с фотографиями. На черно-белых снимках, которых большинство, его сын, его Антон. Вот он, совсем еще махонький, а здесь – на трехколесном велосипеде. Это в парке, возле ёлочки… Первоклассник, в строгом костюмчике и белой рубашке. А вот – как всё-таки время стремительно пробежало! – уже и выпускник ивьевской школы, повзрослевший и возмужавший.

Отец всегда с гордостью смотрел на сына. Защитник подрастает, наследник. Но в какой-то момент всё пошло наперекосяк. Илья Пивоваров был спокойным, доброжелательным, в споры ввязываться не любил. Антон характером был неизвестно в кого, он рос импульсивным, взбалмошным и сварливым. Конфликт по его милости мог возникнуть на ровном месте. Правда, тех, кто был телосложением покрепче, парень обходил стороной. А однажды Антон – ему тогда и двадцати лет не исполнилось – вспылил ни с того ни с сего и повысил на отца голос.

Тогда Илья Петрович не придал значения, что в громком голосе сына было столько раздражения. Подумал, что Антона, может, на работе кто разозлил, вот он и резок в разговоре, неучтив. И, пожалуй, напрасно в тот момент не поставил парня на место. Наверное, еще можно было ситуацию исправить, но что уж теперь… Случилось то, что случилось. Чем больше взрослел Антон, тем более агрессивным становилось его отношение к отцу. Для него стало нормой покрикивать на Илью Петровича, делать ему замечания, придираться по пустякам. “Разборки” Антон обычно устраивал в состоянии алкогольного опьянения.

Вот и в среду, 21 июня минувшего года, Антон, традиционно “приняв на грудь”, начал с родителем конфликтовать. Только что-то в тот поздний вечер грубых слов ему показалось недостаточно. «Батя как-то слабовато реагировал на мои замечания, будто бы и особого внимания на них не обращал. Это меня задело. Что за дела?!» Захотелось, видимо, повысить накал страстей. И когда отец попытался уйти в свою комнату, сын схватил зарядное устройство к мобильному телефону, сделал петлю, накинул отцу на шею и потянул на себя.

– Куда пошёл?! Я еще не закончил! – зло крикнул Антон и тотчас чему-то обрадовался.

Наверное, заметил, как в глазах Ильи Петровича промелькнул испуг.

– Потяну чуть сильнее – и кранты тебе! Так что слушай, когда я с тобой разговариваю!

Отец молчал и не двигался с места. А сына это еще больше раззадоривало. Он швырнул в угол “зарядку”, подхватил лежавший возле печки топор и стал размахивать им перед лицом Петровича.

– Тебе, батя, и одного удара хватит! Как думаешь? Что молчишь?! Боязно? – куражился парень над отцом.

Этот вечер стал для Ильи Петровича моментом истины. Он понял, что если сына не остановить, известное дело, чем всё может закончиться в следующий раз.

Как только Антон протрезвел и осознал, что его выходка вовсе не походила на безобидную шалость, он тут же присмирел.

В судебном заседании вину в содеянном парень признал, чистосердечно раскаялся и попросил у отца прощения.

* * * *

27 июля минувшего года суд Ивьевского района признал 26-летнего Антона Пивоварова виновным в угрозе убийством при наличии оснований опасаться её осуществления и назначил ему в наказание 100 часов общественных работ.
Другой ивьевчанин – Пахом Рыбаков – к своим родителям тоже без особого почтения относился. Он, к слову, родился именно в тот день, когда был оглашен приговор в отношении Пивоварова. Более полувека назад.

Отчий дом Пахом покинул в 32 года. Правда, не по своей воле. В 1996-м он получил первый срок за кражу. А потом пошло-поехало… Через два года еще три судимости: снова за кражу, позже – за нанесение тяжкого телесного повреждения и за убийство. Выйдя на свободу после очередной отсидки осенью 2016 года, на работу устраиваться Рыбаков не спешил, случайными заработками перебивался. Усердие он проявлял лишь в выпивке. Имея такое криминальное прошлое за плечами и добротой душевной не отличаясь, Рыбаков, как ни удивительно, достаточно быстро нашел спутницу жизни. То ли Анюту Калинову не испугала темная подноготная кавалера, то ли женщина о ней и не догадывалась, как знать… Но уж точно не могла не заметить, что Пахом “водит дружбу” с крепкими напитками.

12 декабря 2017 года Рыбаков и Калинова были в гостях. Пили, ели… Вдруг кому-то танцев захотелось. Почему нет? Время еще не позднее. Нашлась и музыка под настроение. И тут Пахом заметил, что хозяин косится на его подругу. Может, на медленный танец пригласить хочет? Пусть она только попробует! И точно. Как только что-то вроде блюза зазвучало – он к ней. Разрешите?.. «И ты глянь, привстала! Ну не наглость, а? А у меня спросить? Вроде как собирается пойти. Неужели осмелится? Не, так дело не пойдет! Что ж это такое деется?»

Самое интересное, что танцевать Анюта ни с кем не пошла. Хозяин, увидев огонь ревности в глазах её сопровождающего, не рискнул настаивать, соседнюю дамочку пригласил. Но Рыбакову хватило и робкой Аниной попытки ответить на приглашение согласием.

Пахом ругаться не стал. Молча схватил табуретку – и шарах Ане по голове! «А что? Поинтересоваться должна была: можно или нет? Конечно, я бы… не разрешил. Мало ли что он хозяин. Моя женщина – мне и решать!»

Табуреткой он женщину разок огрел и бросил. Не женщину. Табуретку со злости бросил. Толкнул Аню в спину, она упала на стоявший рядом журнальный столик. Он и рухнул. Рыбаков тотчас вооружился сломанной деревянной ножкой. Причем не для устрашения. Этой ножкой он ударил потерпевшую по предплечью и по голени. А как только заметил, что Анюта пытается встать с пола, он р-раз ей кулаком под глаз! Ну тут его гости оттащили, больше бить не дали. Позвонили в милицию, скорую вызвали.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Пахом причинил Анне закрытый перелом локтевой кости, ссадины голени и кровоподтек в области глаза.

На следующее утро Рыбаков и объяснить толком не смог, за что он вдруг так взбеленился. «Вроде как и повода особого не было для ярости, но я если приревную, то уж тут… держите меня семеро!»
* * * *
10 мая нынешнего года суд Ивьевского района признал 53-летнего Пахома Рыбакова виновным в умышленном причинении менее тяжкого телесного повреждения, вызвавшего расстройство здоровья потерпевшей на срок до четырех месяцев, и приговорил к 1 году 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Светлана Мамедова

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения, в т.ч. фото, случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *