Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
9:00, 27 июля 2018

Опер – образ жизни


У моего собеседника насыщенная трудовая биография: служба в угро, УБОПиК, УНиПТЛ, которая, кроме непримиримости к несправедливости, требует особой силы духа, склада ума, высокого интеллекта, трудоспособности и многого другого, о чем знает только он. Но если бы у него была машина времени, он вернулся бы в самый лучший период жизни – когда служил в уголовном розыске.И дело не столько в физических силах, молодости, профессиональном интересе, сколько в атмосфере коллектива, где, по его мнению, работали «опера от Бога». Здесь проходило его становление: от простого опера до руководителя подразделения, а впоследствии 1-го заместителя начальника Ленинского РОВД г.Гродно – начальника криминальной милиции. Гость номера – АНАТОЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ВОЙНЕЛОВИЧ, полковник милиции в запасе, чье имя занесено в Книгу почета УВД Гродненского облисполкома, обладатель знака «Ганаровы супрацоўнік МУС РБ», множества милицейских наград за безупречную службу и одной боевой – медали «За боевые заслуги». Он искренне уверен, что многие черты характера, которые пригодились ему в оперативной работе, были заложены в семье, передались от родителей – Любови Михайловны и Анатолия Иосифовича.

Начало начал

Анатолий Войнелович с особой интонацией говорит о своем месте силы – небольшой приграничной деревеньке Стоки Свислочского района. Малая родина… Популярное нынче понятие для него имеет очень глубокий смысл. Там в простом деревен-ском домике живет его мама, там колодец с «живой» водой, в нем кусочек неба отражается. Он часто снился в годы службы в Афганистане, когда от изнуряющей жары, казалось, не было спасения. Сюда с далекой афганской земли он писал письма, простые и незамысловатые: «привет всем, у нас все хорошо, тепло, фрукты, горы…» Старался не расстраивать маму, и всегда боялся (не за себя) – как она выдержит, если с ним что-нибудь случится. А потому, уходя на очередное боевое задание, одновременно писал много писем, просил сослуживцев, чтобы поочередно отправили в родные края, где пьяняще свежий воздух, от легкого дуновения ветерка дрожат липкие березовые листочки. Но однажды его хитрость раскрылась. После очередной боевой операции Анатолию пришлось какое-то время отлежаться в госпитале, который находился в Кабуле. А оставленные в Джелалабаде письма тем временем закончились, и чтобы не волновать родных, он снова написал, уверяя, что с ним все в порядке. И только материнское сердце чувствовало неладное. Старшая сестра Люда, тщательно рассмотрев штамп, поняла, что адрес другой, а по запаху бумаги родные определили, что их любимый солдат в госпитале. Сила материнской любви спасала его на протяжении всей службы, давала надежду на счастливое возвращение, когда после очередной боевой операции появлялась в армейской палатке еще одна аккуратно застеленная кровать с черной полосой… Но жизнь продолжалась, горевали недолго, зато свято помнили погибших товарищей. И понимали, что пуля может настигнуть каждого. Там, на войне, взрослели быстро. «Человек в экстремальных условиях проявляется по-разному: сразу видно, насколько он честен со своими сослуживцами, порядочен, можно ли с ним пойти в разведку… Отношения с местными тоже складывались непросто. Сегодня они мило улыбались, а завтра могли выстрелить в спину», – вспоминает А.Войнелович. – Мы им муку везем – они нам дорогу заминировали. А по радиостанции слышим: «карательная бригада проводит карательную операцию в городе Асадабад… Получалось, они мосты взорвали, а мы виноваты».

Весть о дембеле принес сослуживец из Краснодара, которого А.А.Войнелович помнит и сегодня. Несмотря на то, что весенний призыв должны были отправить в Союз только ближе к осени, Анатолию повезло: он вернулся домой в мае. Сюрприза для родных не получилось: сестра одного из сослуживцев, с которым Войнелович разделил долгий, с приключениями, путь домой, сообщила телеграммой, что он едет. Чтобы сократить путь, Анатолий бежал через поле. А дома – никого, все на работе. Разве что двоюродный брат Леня, который был в отпуске. Наконец-то увидев сына, мать не сдерживала слез радости, два этих долгих года она не переставала молиться за него. И вымолила! Анатолий Анатольевич уверен, что материнская молитва оберегала его от пуль. Любовь Михайловна сохранила письма сына, который ушел на службу совсем мальчишкой, вернулся возмужавшим, видевшим смерть друзей мужчиной.

Не думал, не мечтал,но в милицию попал

Период адаптации тоже был непростым. Возвращались после службы в армии друзья: свобода, эйфория, ночные поездки на мотоциклах. Шумные компании и праздное времяпровождение могли сыграть негативную роль в дальнейшей жизни парня. Понимая это, он прислушался к совету пойти учиться на юридический факультет купалов-ского вуза. После окончания А.Войнелович принял предложение начать трудовую деятельность на Гродненщине в системе МВД. Первым рабочим коллективом на этом поприще стал Ленинский райотдел милиции, куда его приняли опер-уполномоченным уголовного розыска. «Ох, и непростое это было время! 90-е годы – расцвет преступности по всем направлениям. Шутка ли, поменялась эпоха, целое государство распалось. И только ленивый не занимался каким-нибудь бизнесом. Особенно популярным стал «челночный», каждый день были грабежи на железнодорожном вокзале. Помимо банальных краж белья, банок с консервами из подвалов, угонов автотранспорта, мошенничества, появилось что-то новое. Но нет законодательной базы, четких рекомендаций, в шоке не только сотрудники милиции. Людям не платят зарплату, много вымогательств, свирепствует рэкет… Сложные времена, но интересные. Мы были молодыми, полны сил, работали без выходных, не раз спали на кабинетных стульях. И не делили территорию города на свою и чужую, нередко выручая коллег-октябрят. Представьте себе, что автотранспорт переоформляли практически у самого здания управления внутренних дел. Одного вымогателя «вяжем», через метров 10 снова вымогают… Все было: разборки с вывозом в лес, убийства с закапыванием. Так называемый раздел криминального мира тоже характеризовал тот период. Из нашей гродненской тюрьмы тогда авторитеты освобождались, их приезжали встречать на «крутых» иномарках представители криминальных группировок со всего Союза. Приходилось «отучивать» от такой помпезности…», – вспоминает Анатолий Анатольевич.

Для него «война» продолжалась, только теперь на криминальном фронте. «Видимо, мне не хватало адреналина, потому и работа нравилась», – рассуждает А.Войнелович. С коллективом повезло, с преступностью бились сообща. Его становление происходило с операми, которые прошли серьезную школу в других милицейских подразделениях. В тот период районный отдел уголовного розыска возглавлял Станислав Иванович Василевский, затем Владимир Васильевич Сычевский. В их команде – оперативники-асы Иван Владимирович Шмаков, Мирослав Иванович Серко, Иван Станиславович Радевич, Михаил Иванович Шишкин, Владимир Иванович Сытько, Алефтин Фердинандович Лешкович, Иван Викторович Малевич, Иван Иванович Гиль, Николай Алексеевич Ковалевский, Борис Иванович Парфенчик, Сергей Геннадьевич Ягнешко, Александр Николаевич Арабей, Сергей Николаевич Шинкарик, Сергей Леонтьевич Кулипа, Игорь Викторович Лещук, Олег Иванович Станулевич да и двоюродный брат Анатолия, Леонид Станиславович Войнелович, был авторитетным сотрудником. Родство, кстати сказать, ко многому обязывало, чувствуя двойную ответственность, Анатолий старался не подвести его. Именно благодаря отношению к службе старших товарищей, милицейскому братству, он копил свой опыт. С первых дней службы в отделе молодой опер понял, что здесь нужно ни один пуд соли съесть, прежде чем начать самостоятельно работать.

А.А.Войнелович вспоминает один из первых рейдов, когда участвовал в задержании двух разбойников с пистолетом, правда, он только потом узнает, что это была качественная имитация оружия. Крикнув «Стоять! Уголовный розыск!», он передернул затвор, но не выстрелил, боясь попасть в человека, которого пытался защитить.

Пришлось потом руководству давать объяснения, почему не стрелял. А спасенный гражданин Польши был по-настоящему растерян и, волнуясь, не переставал благодарить оперативников за помощь.

Первое расследованное убийство Анатолий Анатольевич относит на счет той самой пресловутой «оперской удачи», о которой так много слышал от старших коллег. В тот день было много преступлений, оперуполномоченный Войнелович в составе опергруппы находился на дежурстве. А тут еще и убийство: в 1-комнатной квартире по улице Доватора в Гродно с ножевым ранением найден мертвым ее хозяин, который жил один, вел асоциальный образ жизни. Угро УВД в то время возглавлял Чеслав Яцкович Белявский. «Машина» по раскрытию убийства закрутилась: были четко поставлены задачи, что и кому делать. «Переодевшись после дежурства, я тоже присоединился к коллегам. Думаю, пойду в ИВС, где было задержано много подозрительных личностей. Посмотрел списки, выделил одного из задержанных и веду к себе в кабинет, а по дороге спрашиваю: «И зачем ты его убил?» Тот в ответ выпалил: «А он меня козлом обозвал». Опросил его, запротоколировал и повез документы на улицу Доватора, где был создан штаб по раскрытию убийства. Сначала мне не поверили, а потом все же кто-то из руководства услышал. В своих объяснениях преступник подробно рассказал об обстоятельствах убийства, откуда взялся нож», – продолжает рассказчик.

Постулатыбывалого опера

Службе в уголовном розыске Анатолий Анатольевич Войнелович отдал 12 лет. Выводы, которые он сделал для себя в этот период, вполне предсказуемые для его характера: это его дело; профессия опасная, не публичная; денег здесь не заработаешь; у каждого оперативника свои методы работы, но обязательно в рамках Закона; нужны стальное терпение и крепкие нервы, неравнодушие к чужой беде и умение сбрасывать негатив; преступник – тоже человек… А еще А.Войнелович утвердился во мнении, что бывших милиционеров не бывает, опера выдает цепкий взгляд и лично он никогда не отрицал очевидного. На мой «контрольный» вопрос кто же такой опер, он, не раздумывая, ответил: «ЧЕЛОВЕК». И я понимаю, какой глубокий смысл вкладывает он в это понятие!..

Больше всего в людях Анатолий Анатольевич ценит порядочность, преданность, постоянство. Категорически не приемлет двуликости, предательства. Эти качества оценили его подчиненные, которые захотели уйти вместе с ним и продолжить работать под его руководством, когда он был переведен в другие подразделения – УБОПиК, УНиПТЛ. Но это уже совсем другая история.

Собираясь в узком кругу, бывшие опера стараются не говорить о трагических моментах, все больше шутят, вспоминают курьезные случаи, возвращаясь в годы своей беспокойной милицейской молодости. Так будет и в эти предюбилейные дни. «А пока, искренне желаю всем профессиональных успехов, опер-ской удачи, внимания к ветеранам службы, здоровья всем близким», – обращается к коллегам А.Войнелович.

Семь Я

Насколько важна для опера семья, Анатолий Анатольевич знает на собственном примере. У него своя тихая гавань. С супругой Татьяной Васильевной они вместе уже 30 лет. Учились в одном классе, первая школьная любовь с годами выросла в нерушимое искреннее чувство. Поженились на 2-м курсе университета. Жена стала для Анатолия Анатольевича человеком, который понимает его, как никто. Татьяна Васильевна, шутя, утверждает, что ее служба на благо семьи считается год за три. «Получается, что 90!», – парирует ей глава семейства. Только сменив милицейский мундир на штатский костюм, Анатолий Анатольевич в полной мере ощутил, как много не додал близким: практически не видел, как выросли красавицы-дочки Оксана и Александра, их воспитание полностью легло на хрупкие плечи его Татьяны. «Издержки профессии…», – объясняет он. Зато теперь с большим удовольствием Войнелович посещает родитель-ский дом, где наслаждается общением с мамой (жаль, несколько лет назад ушел из жизни отец), помогает по хозяйству теще, работает на своем дачном участке. А еще в их семействе прибавилось: внуки Ярослав и Лиза – отрада для всех взрослых. Для полного счастья Анатолию Анатольевичу «надо наверстать упущенное общение с близкими»…

Мария Зубрицкая
Фото автора и из архива ГИОС

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *