Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Суд да дело: Сто дней до побега
11:30, 21 июля 2018

Суд да дело: Сто дней до побега


Бочкарёв сидел у окна, щелкал семечки и глядел куда-то вдаль, а поезд, казалось, мчал всё быстрей, унося Лёню из города, с его шумом, толчеёй, ненастьем… Осталось позади сто дней раздумий.

Каких еще раздумий? И вообще, куда Бочкарёву ехать вздумалось, если он дал подписку о невыезде и надлежащем поведении? “Ой, ну дал. А попробовал бы я не дать?..” И то верно.

В первые дни осени 2016 года у Леонида план созрел. Вынашивал его парень сто дней. Но план – э-эх!.. – провалился. Декабрь выдался на редкость несчастливым. Однако вернемся на семь месяцев назад.

Вечером 10 мая Бочкарёв, то ли притомившись пьянствовать, то ли устав от безделья – молодой человек уж давно нигде официально не работал, – решил бывшей жене позвонить. Жди, мол, говорит, в гости, ибо хочу видеть свою дочь. Если искренне желанием горел, зачем было “очи заливать”? Ну и вправду. Неизвестно, как его осекла Илона, но когда она услышала, что один из поводов заявиться – “пообщаться с ребёнком”, наотрез отказала. Это был не первый Лёнин порыв, будучи в нетрезвом состоянии, видимость заботы и участия проявить, поэтому экс-супруга и была столь категорична. Женщина не раз убеждалась, что Леонид, когда пьян, ведет себя неадекватно, безо всякой причины конфликтовать начинает и руки распускать. Но Бочкарёв был не из тех, кто мог бы сказать в ответ: «Ну ладно, тогда в следующий раз. Созвонимся!» Он ждать не стал, кроссовки обул – и явился, не запылился! Вахтёрша ему: «Куда?!» Как узнала, что к Илоне, остановила. Дело в том, что ранее женщина обращалась в администрацию общежития с просьбой без её согласия бывшего мужа не впускать. Вот Валентина Данилова и позвонила Бочкарёвой на мобильный. «Нельзя», – сказала Илона. Но на этот запрет Леониду было наплевать. «Самовольно взял и пошел. Я следом. Ему никто не открыл, он давай уже не кулаком, а ногами…» Стучал, не унимался, пока дверь не вынес. И просьбы вахтёрши ему не помешали. Ворвался в комнату. К тому времени Бочкарёва уже в милицию догадалась позвонить. Чуть позже «102» набрала и Данилова, а также обратилась за помощью к сотруднику милиции, что проживал этажом выше. «Я видел, как он над ней склонился, кричал что-то. Она напугана была, в слезах. Попросил Бочкарёва выйти в коридор, он повиновался. Потом прибыли сотрудники ОМОН, а я направился к себе в комнату». Вахтёрша видела и слышала больше. Её слова подтвердила потерпевшая. «Лёнька вбежал, как ошалелый. Кася в кроватке была. Благо он на руки её не брал. Скандал зато учинил. Выкрикивал сначала, что научит, как трубку подымать, что ему мои “родственнички” осточертели. А потом угрожать начал: «Я тебя сперва убью, а потом с роднёй твоей разберусь! Поняла?» Ударил по лицу, толкнул обеими руками в грудь, схватил за шею, стал душить. «Я задыхалась, а он твердил “убью!”и нецензурно выражался…»

Вину Бочкарёв признал частично: дескать, не оспариваю, что когда случился тот конфликт, пьян был, но по лицу никого не бил; в самом деле толкнул бывшую супругу на кровать, однако не удерживал силой, не ограничивал возможность оказывать сопротивление; не исключаю, что “трогал её за шею, но не душил”; допускаю, что в порыве гнева мог высказать слова, содержащие угрозы убийством, однако лишать никого жизни не намеревался. И все показания в таком же духе.

Благодаря своевременной помощи неравнодушных соседей и вахтёрши, милиции и медиков женщина серьезно не пострадала. Бочкарёв причинил ей легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья: кровоподтек в области нижней челюсти и ссадину боковой поверхности шеи. Тем не менее активные Лёнины действия и угрозы Илона воспринимала как реальные, ведь поведение бывшего благоверного было агрессивным и непредсказуемым. Но срок ему дали не только за это.

Ранее Бочкарёв был судим за дачу заведомо ложных показаний. Наказание игнорировал. Поэтому по факту уклонения от уплаты штрафа в отношении него было возбуждено уголовное дело.

О штрафе в доход государства Леонид, несомненно, помнил, как и о том, что после развода с женой суд обязал его к уплате алиментов в размере 25% заработка и иного дохода на содержание несовершеннолетней дочери Каси. Ввиду того что Бочкарёв только руками разводил, в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.174 УК.

А было ли у Лёни чем платить? С его слов, за оказанием содействия в трудоустройстве в Управление по труду и социальной защите Гродненского горисполкома не обращался. Тем не менее установлено, что, выполняя разовые работы у частных лиц, получая постоянный доход и имея реальную возможность уплатить штраф и алименты, умышленно не предпринимал в этой связи надлежащих мер. Добровольных выплат экс-жене на содержание общего ребенка не осуществлял, источники дохода скрывал. В результате остаток неуплаченного штрафа составил 795 рублей 31 копейку, а образовавшаяся задолженность по алиментам на 1 декабря минувшего года – 3520 рублей.

Невзирая на подписку о невыезде, он покинул страну. «Я сбежал, сбежал прочь из этого города, где чуть ли не всем, кого знал, должен был». Куда? В Москву. Суд вынес постановление об объявлении розыска обвиняемого и заключении его под стражу. Через три месяца, в четверг, 23 марта 2017 года, сотрудникам 8-го отдела московской полиции удалось задержать его на территории метрополитена. Лишь только был решен вопрос об экстрадиции Бочкарёва из РФ, как он был депортирован. Случилось это не скоро: хоть и тоже в четверг, но аж 4 января 2018 года. Прошло 4 дня – и Лёню освободили в связи с истечением срока содержания под стражей. На Крещение уголовное дело Бочкарёва было направлено в суд, заседание которого состоялось весной.

2 марта нынешнего года суд Ленинского района г.Гродно признал 29-летнего Леонида виновным в уклонении от ранее назначенного наказания в виде штрафа при возможности его уплатить; в уклонении более трех месяцев в течение года от уплаты по судебному постановлению средств на содержание несовершеннолетней дочери; в угрозе убийством при наличии оснований опасаться её осуществления. Л.Бочкарёва приговорили к двум годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа. К назначенному наказанию было постановлено присоединить обязательство к уплате штрафа в размере 795,31 рубля.
* * * *

…В показаниях обвиняемого есть один абзац, который он не озвучивал в судебном заседании, – о том, зачем в Москву-то подался перед Новым 2017 годом. «Я на заработки ездил. Хотел штраф погасить и долг по алиментам отдать. Но за период нахождения в РФ никаких денежных переводов в РБ не отправлял. Глубоко раскаиваюсь». Передумал, видимо. Остается надеяться, что последняя фраза в Лёниных показаниях не из юмористической миниатюры. Помните? «С протоколом подсудимый ознакомился, в чём глубоко раскаялся».

Светлана Мамедова

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *