Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
8:03, 14 июля 2018

Дела уголовные: Кружка воды для матери


Воскресенье, 10 декабря минувшего года, в этом доме мало чем отличалось от предыдущих дней. Дом так давно построен был, что никто уж и не помнил, когда именно. Где? В административном центре одного из сельсоветов Щучинского района. Этот населенный пункт долгое время был крупным судоходным перекрестком водных путей меж соседними селениями и регионами. В нём над Неманом сооружен мост, связывающий живописный агрогородок с деревней Зачепичи и Липичанской пущей. Звонят ли колокола в храме Покрова Пресвятой Богородицы, возведенном здесь в 1886 году, не знаю: я не была. Звонят, поди…

Когда туманный рассвет неясно обозначился за окном, братья Ханевичи – Владимир и Андрей – стали выбираться из зыбкой паутины сна. Их состояние требовало опохмела. Владимир начал шарить по карманам в поисках денег. Мелочёвка одна… Подошел к младшему брату, тот что-то накинул. Подруга Владимира – Инна Одинец, – у которой наблюдались схожие симптомы, ничего не добавила. «Нет денег ни копья», – зевнула она и перевернулась на другой бок.

Оказалось, братья проснулись слишком рано: сельмаг открывался почти через час. Пришлось ждать.

Время тянулось тягуче медленно. Старший брат вышел в коридор, заглянул в соседнюю комнату. Из полумрака доносились слабые стоны и чей-то голос: «Воды…» Владимир принес из кухни кружку воды. Елена Кузьминична, пожилая женщина, лежавшая на кровати, сделала несколько слабых глотков. Сын еще немного молча постоял в комнате, но больше просьб от матери не последовало, и он тотчас вышел. В магазине в то зимнее утро Ханевич был, пожалуй, первым покупателем. С “фаустом” вина торопливо возвращался обратно. По дороге встретил давнего приятеля – Сергея Гарпунова. «Айда к нам, Гарпун!» – радостно позвал его Владимир. Долго уговаривать не пришлось.

Всей компанией дружно сели за обеденный стол. Бутылку вина осушили быстро. И тут Володе показалось, что из комнаты, где лежала мать, доносятся какие-то звуки. Хотя нет, вот уже и тихо стало. Почудилось, наверное. Нахмурившись, он попросил Инну зайти туда и посмотреть, в чём дело. Женщина вернулась минуты через три. «Я пульс пыталась нащупать. Нет пульса».

На кухне воцарилась мертвая тишина. Володя поднялся. «Пойду гляну», – мрачно произнес он.

Комната с тёмно-синими гардинами была по-прежнему окутана полумраком. «Воды тебе принести?» – замялся на пороге мужчина. Кузьминична ничего не ответила. «Спит, что ли?..» Сын подошел к кровати. Мать не спала, глаза были открыты. Прикоснулся к её руке и отшатнулся…

Вернувшись на кухню, запинаясь, проговорил: «Кажись, она того… Померла». Гарпун тут же вскочил. «Ну и дела тут у вас. Пора мне», – сказал он и исчез за дверями. Трезвеющий Владимир вызвал скорую. Вскоре и милицейская машина подъехала. Правоохранителям Ханевич-старший соврал, что обнаружил мать во дворе на скамейке. Но потом признался: «Это я её побил».

…Девятый день декабря выдался для семьи Ханевичей денежным. Елена Кузьминична пенсию получила. Володе заплатили за “шабашку”, Андрею вернули долг, да и у Инны от выданной чуть ранее пенсии по инвалидности еще оставалось прилично. Кузьминична направилась в гости, но с пенсии вина и колбасы купила, в холодильнике оставила. Братья Ханевичи из магазина еще “выпить и закусить” принесли, Инна ужин приготовила. Чутко уловив их праздничное настроение, на пороге возник Гарпун с бутылкой пива, и его тотчас приняли в компанию. Враз повод нашли за стол усесться: Инна накануне в рассрочку ноутбук купила, «его и решили “замочить”, чтоб лучше работал». Ближе к вечеру, когда застолье было в самом разгаре, из гостей вернулась Елена Кузьминична и, не заходя на кухню, молча направилась в свою комнату. Через несколько минут Владимир вдруг вспомнил, что мать вроде как обещала ему стольник из пенсии дать. Дело в том, то еще летом в их доме газ отключили за неуплату. Именно 100 рублей надлежало внести за подключение газового котла. «Пойду сейчас возьму, а то потом забуду», – подумал Ханевич-старший.

Однако Елена Кузьминична выдавать деньги сыну наотрез отказалась.
– Тебе зачем они на ночь глядя? Ты сейчас этот стольник пропьешь или посеешь где по пьяни. И почему я одна должна за газ платить? Все скидывайтесь. Сам не работаешь, так пусть половину твоя Инка доплатит.

Такой поворот дела Владимиру определённо не понравился. Он несколько раз ударил мать кулаком в лицо. «Деньги давай!» – заорал сын.

Но Кузьминична была непреклонна: «Нет, не дам». Владимир стал бить её кулаками и ногами. Мать лишь стонала. Вбежавший Гарпунов тотчас оценил ситуацию. «Эй, ты что?! – крикнул он. – Так ведь и убить недолго! Прекращай! Зашибёшь еще!»

Но Владимир не слышал приятеля и продолжал избиение. Сергей еле оттащил разбушевавшегося Ханевича в сторону. Тот стал понемногу успокаиваться, больше не бил. Вся комната была забрызгана кровью. Жестоко избитая Елена Кузьминична лежала на полу и стонала. Гарпунов, подхватив женщину на руки, перенес её на кровать.

«Может, скорую вызвать?» – спросил Сергей. Владимир лишь махнул рукой: «Ничё с ней не станется! Не в первый раз…»

Он вернулся на кухню, где еще оставалось недопитое спиртное. Разудалая вечеринка до сих пор продолжалась, завершилась она лишь глубокой ночью, когда выпивка иссякла.

На смену этому декабрьскому дню пришел следующий. Вот тогда в беспутной жизни Владимира Ханевича произошел резкий крен.
В ходе следствия и в судебном заседании, признав свою вину частично, он монотонно повторял: «Убивать её я не хотел, не хотел».

Неужто не понимал, к чему могут привести жестокие удары кулаками и ногами? Добавят матери здоровья? Экспертиза установила, что 61-летней Елене Кузьминичне были причинены тяжкие телесные повреждения: травма головы, а также туловища и конечностей, переломы костей скелета, осложнившиеся развитием травматического шока. Живого места почти не осталось…

1 июня сего года судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда за убийство матери, совершённое с особой жестокостью, приговорила 36-летнего Владимира Ханевича к лишению свободы с направлением в исправительную колонию усиленного режима сроком на пятнадцать лет. Постановлено взыскать с обвиняемого в доход государства 1588,88 рубля процессуальных издержек.

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Светлана Мамедова
* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *