Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Преступление и наказание: “Что-то с ней не то…”
10:00, 08 июля 2018

Преступление и наказание: “Что-то с ней не то…”


Порой и предугадать невозможно, чем может аукнуться та или иная фраза. Причем не только фраза. С одного неосторожно брошенного слова и началась эта драматическая криминальная история. Осенью 2017 года в одной из деревень Щучинского района повздорили Тамара Черницына и Людмила Зотова. Не смогли просто поздороваться ради приличия и пойти по своим делам. Слово за слово – и между женщинами вспыхнула ссора. В запале Тома сказала то, что Люду просто-таки взбесило. «Что?! Я подзаборная?!» – переспросила Зотова и решила обидчицу наказать. В судебном заседании женщины примирились. Перепалка к тому времени обеим показалась смехотворной, они и сами удивлялись, как пустяковый эпизод смог вырасти до обращения в суд. Однако Черницына всё же не полностью перечеркнула этот конфликт. Осадок от случившегося в её душе остался. И когда за три дня до наступления 2018 года Лёня Муравьёв завел разговор о продаже Зотовой сена, Тамара отреагировала очень резко. Если опустить непристойную ругань, диалог был следующим:

– Еще чего! Ни за что!

– Ты чего взъерепенилась? – удивился Леонид. – Сено у нас лишнее, а Люда ищет, у кого бы купить.

– Знаю я, что она ищет “у кого бы”!

А что это за Лёня, кстати? В далеком 1984 году Леонид Муравьёв и Тамара Черницына поженились. В браке прожили 13 лет, после чего развелись. В семье подрастали дети, но Тома устала мириться с тем, что муж периодически “принимал на грудь”, во хмелю устраивал скандалы да руки распускал. А еще в Лёнином характере имелась черта, не позволявшая ему равнодушно проходить мимо того, что, на его взгляд, плохо лежало. Прихватывание чужого имущества трижды оборачивалось для мужчины судимостью. В 1997 году Тамара решила, что с нее довольно, и подала на развод.

Пока Муравьёв отбывал наказание за кражу, память стала услужливо подсказывать Томе положительные эпизоды в их совместной жизни. «А ведь сколько хорошего было в нашем союзе», – думала она. Леонид обещал исправиться, говорил, что многое понял, просил не разрушать семью. Однако последнее слово оставалось за Тамарой. После мучительных колебаний женщина решила дать экс-супругу второй шанс. Освободившись из мест лишения свободы, Лёня вернулся домой. Расписываться снова они не стали, жили без оформления отношений, но вместе.

Со временем их сын и дочь выросли и разъехались кто куда, Леонид и Тамара незаметно достигли пенсионного возраста. Дом, огород, небольшое хозяйство… Казалось бы, у них было всё, что нужно для спокойной старости. Однако от привычки “подсесть на стакан” он так и не избавился. И поведение главы семьи после пьянок ничуть не изменилось. Скандалы, упреки в каких-то мелочах, а чаще всего в том, чего и не было вовсе. Черницына старалась эти скандалы “устаканивать”, не давая им разгораться. По характеру она была спокойной, лишь иногда, как в случае с Людмилой Зотовой, что-то будто молнией вспыхивало в ее голове.

Так и с этим злосчастным сеном. Казалось бы, ну продай ты его односельчанке – деньги будут. Тем более что Леонид с Тамарой затеяли в доме косметический ремонт, так что вырученная за сено сумма пришлась бы очень кстати, особенно перед Новым годом. Но Тома была непоколебима:

– Да я лучше спалю то сено, чем Людке отдам! Понял?

Это крепко разозлило Муравьёва. Он резко возразил, она тоже не смолчала. И посыпались обоюдные оскорбления! Мирного совместного ужина не получилось. Дело дошло до рукоприкладства. Леонид ударил Тамару кулаком в лицо. Женщина упала, ударившись головой о дрова, сложенные возле печки. «Однако она не замолчала, а продолжала высказывать мне свои упрёки».

Лёня сказал, что не считал, сколько ударов нанес Томе руками и ногами. Помнил только, что был обут в сапоги и что по голове бил. Женщина уже ничего не говорила, только хрипела, но это не останавливало Леонида, а только раззадоривало.

– В следующий раз будешь знать, что языком трепать! – крикнул он, устав от избиения.

Тамара не отвечала и лежала без движения.

“Опрокинув” напоследок рюмку, Лёня направился спать. Проснувшись среди ночи, заметил, что в прихожей свет горит. «Э, какого чёрта?!» Пошел на кухню. Женщина лежала там же, возле печки. Муравьёв похолодел от предчувствия.

– Тамарка, ну ты чего? Подымайся давай, иди уже в спальню. Слышь?

Однако Черницына не реагировала. Леонид коснулся руки женщины – та была чуть ли не ледяной. Стал метаться по кухне в поисках спиртного. Но горячительного, как назло, нигде не было. Муравьёв выругался. Выпив стакан воды, снял телефонную трубку и набрал номер скорой помощи:

– Приезжайте! Что-то с ней не то… Не дышит вроде…

Тамара уже несколько часов не подавала признаков жизни. Согласно заключению эксперта, смерть потерпевшей наступила в результате травмы с кровоизлияниями под мягкие оболочки головного мозга, с переломом подъязычной кости, множественными повреждениями головы, шеи, туловища, рук и ног, осложнившейся развитием травматического шока.

* * * *

18 мая 2018 года дело об убийстве 69-летней женщины рассматривала судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда. Когда обвиняемому предоставили последнее слово, он сказал:

– Не хотел я ее убивать. Так вышло… Конечно, моя вина… Я сожалею.

70-летний Леонид Муравьёв был признан виновным в умышленном убийстве, совершённом с особой жестокостью, и приговорён к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Ему назначено уплатить штраф в сумме 815,25 рубля, 266,61 рубля госпошлины в доход государства, 1487,10 рубля, израсходованных при проведении экспертиз. А также с подсудимого постановлено взыскать в возмещение морального вреда и расходов на погребение Тамары Черницыной 45922,11 рубля в пользу её родственников.

Светлана Мамедова

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *