Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Суд да дело: “Всё именно так и было”
9:01, 15 июня 2018

Суд да дело: “Всё именно так и было”


Чуть свет все трое были уже на ногах. У кого-то в субботу 9 ноября прошлого года, был выходной, а у них – дневная смена до половины пятого. Синеватый свет утра робко заглядывал в окна и холодил душу. Пока заваривался чай с бергамотом, наполняя кухню пряно-грушево-цитрусовым ароматом, Юрий Земцов сварганил пару бутербродов. Наспех позавтракал – и в путь. Его компаньоны – Вячеслав Борисёнок и Альберт Грабовский, – видимо, тоже перекусить успели. К восьми не опоздал никто. Там с этим строго. Где это, “там”? На Гродненском заводе по утилизации и механической сортировке отходов, который находится за чертой города, в деревне Выселка Рогачи. Все трое работали здесь сортировщиками. Хотите в цех заглянуть? Послушаем, что рабочие рассказывают. Альберт, к примеру. «Мы со Славиком отбываем наказание в ИУОТ. С 2016 года тут работаем. Бывает, и в ночную смену. В нашем цеху две конвейерные ленты, на них поступает вторичное сырьё. И нам предстоит его сортировать». Вячеслав добавил, что 9 ноября он работал в первой сортировочной кабине. Справа от него вдоль ленты находился Земцов, напротив – Грабовский. Спустя 13 минут после начала рабочего дня Альберт окликнул Борисёнка: «Глянь, что это?»

На ленте стоял тёмно-зеленый металлический ящик. В “Что, где, когда?” играть не стали. Тем более что один из углов крышки ящика был отогнут. Виднелись какие-то желтоватые упаковки. «Чтобы определить, к какой группе вторсырья относится ящик, мне необходимо было увидеть его содержимое. Я достал одну из упаковочек. Она была приоткрыта. Заглянул в нее…» Славик попросил дать глянуть. Грабовский протянул ему коробочку. Парень стал рассматривать. Тем временем Альберт куда-то ушел. Быстро вернулся. Без ящика, кстати. Работа продолжилась. Не прошло и часа, как сюда приехали оперуполномоченные ОУР КМ Гродненского РОВД. В кабинете директора предприятия был изъят вышеупомянутый ящик. Его сюда Альберт отнес. Грабовского опросили касательно обстоятельств обнаружения. Тот рассказал. Но не во всех подробностях. Одну деталь упустил. Ни словом не обмолвился о том, что давал посмотреть Борисёнку. «Совсем забыл», как он позже сказал. Так куда ж эта недостающая деталь подевалась? Помнится, Слава там что-то рассматривал. Ну и? А потом положил на “ленту”. Положил, заметим, не молча. «Ко мне повернулся Юра. Что я ему говорил, не припомню. Он взял надорванную упаковочку, глянул, что-то сказал мне в ответ. Но я не расслышал: когда работают конвейеры, в цеху шумно». Далее в показаниях молодого человека следуют размышления. Дескать, он снова взялся за работу, а что Земцов сделал с коробочкой, не знает. Предполагает, что выбросил. Не сказал об этом сразу, в тот же день, т.к. забыл. На “забывчивость” сошлется воскресным утром и Юрий Михайлович. Когда ему из милиции позвонили, он уже не дома был. «Где Вы находитесь и куда направляетесь?» – «Еду в троллейбусе на Центральный рынок». – «Ближайшая остановка как скоро?» – «Через минут пять, на улице Островского». – «Выйдите, пожалуйста. Уточнить кое-что нужно». Земцов вышел. Вскоре последовало несколько вопросов. В частности, о той картонной упаковочке. С участием понятых и с согласия Юрия был проведен осмотр его квартиры. Ничего не нашли. И только в служебной машине Михалыч сознался, что всё время коробочка эта была у него за плечами, в рюкзаке. Почему сразу было об этом не сказать? Испугался, говорит. Ну, бывает.

А кто ж Земцова-то “сдал”, раз обыск потребовался? Альберт не видел, он ведь с ящиком ушел. Борисёнок, что ль? Нет. Как тогда дознались? В первой сортировочной кабине камера наблюдения установлена была. Так что пояснений минимум потребовалось, чтобы ход событий восстановить. Посмотрим видеозапись? В 8.13 на конвейерной ленте оказывается ящик какой-то. Грабовский достает из него одну из ёмкостей, глядит, что в ней, передает Борисёнку, сам уходит. Слава, рассмотрев, ставит на “ленту”, обращаясь к Земцову. Тот ему что-то отвечает, забирает коробку, смотрит, а затем кладет её в правый карман. Борисёнок этого не видит, т.к. стоит слева от Михалыча. Тем временем Альберт возвращается. Все они работают дальше, ничего не обсуждают. Выходит, коробочка у Юрия осталась. «Ну взял и взял. Всего делов-то! Оно ж ничейное и не нужно было никому, раз выбросили…» Э нет. Во-первых, должностная инструкция не позволяет всяко-разно по карманам рассовывать. Еще 24 ноября 2016 года Юрий подпись свою поставил, будучи ознакомлен с правами, обязанностями и ответственностью, в т.ч. за вынос с рабочего места продукции сортировки.

Зачем Альберт отнес ящик в директорский кабинет? Затем, что согласно той же инструкции обязан был уведомить начальство о необычной находке. И что ж в ней такого необычного-то? В ящике находилось 17 картонных коробочек. В них, а также россыпью там оказалось 926 патронов, изготовленных заводским способом. Баллистической экспертизой было установлено, что изъятые патроны, в том числе из рюкзака Земцова, являются 5,6мм винтовочными патронами кольцевого воспламенения 5,6х16R в пригодном для стрельбы состоянии, иными словами, боеприпасами к винтовкам и карабинам «Тайфун», «Урал», «Тайга» и др., к комбинированным охотничьим ружьям «МЦ 55-1», «ТОЗ-35» и др., к нарезному огнестрельному оружию вышеуказанного калибра, изготовленному под патрон данного образца.

С какой надобностью Михалыч эти патроны взял? Может, он охотник? Вовсе нет. И разрешения на хранение боеприпасов у него не имелось. Юрий признался, что ехал на рынок, чтобы продать то, что вез в рюкзаке. Там оказались статуэтки, часы, ваза. Но ведь и коробка с 45 патронами – тоже. «Я не намеревался их продавать. Понимал, что боеприпасы. Совсем забыл, что они у меня с собой. А коробку прикарманил из любопытства. Славик мне говорит: «Надо?» Я и взял. А на кой чёрт они мне были надо, даже не знаю, что сказать. На охоту не хожу, стрельбой не занимаюсь. Слава предположил, что это не боевые патроны, холостые, ну и я подхватил: или учебные, или реквизит киношный. Но всё равно надо было отдать милиционерам, когда они Альберта опрашивали. Тем более что я заметил надпись “спортивно-охотничьи” на упаковке. Легкомысленно, в общем, поступил. Каюсь…» Когда Михалычу продемонстрировали видеозапись, подтверждающую его причастность к совершению противоправного деяния, он лишь сказал: «Ну да, всё именно так и было».

17 января нынешнего года суд Ленинского района признал 55-летнего Ю.М.Земцова виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке, ношении боеприпасов (кроме пригодных к охотничьему огнестрельному гладкоствольному оружию) и приговорил его к годичным исправительным работам с удержанием в доход государства 15% заработка (но не менее 1б.в. ежемесячно). Рюкзак был конфискован, патроны уничтожены, а арест, наложенный на мобильный телефон подсудимого, снят ввиду отсутствия имущественных взысканий.

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Светлана Мамедова
* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *