Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Преступление и наказание: Охотник за… юбками
11:00, 27 мая 2018

Преступление и наказание: Охотник за… юбками


В тот субботний вечер, 8 июля прошлого года, всё начиналось почти как в кино. Казимир Мазуркевич не спеша двигался в неизвестном направлении. Из другого конца города ехала домой Полина Зелинская. Троллейбус остановился – девушка вышла. До дома было минут двадцать ходу. Казик и Поля шли навстречу друг другу. Они сближались.

Мазуркевич с работы возвращался. Зелинская – неизвестно откуда. Впрочем, без разницы. Что мы еще о ней знаем? Двадцать три года, студентка, выразительная внешность, не замужем. А Казик – кто таков? Родом из деревни, образование – 9 классов, до недавнего времени проживал на съёмной квартире в Гродно. Дважды судим, причем по одной и той же статье. Этот парень оказался из тех, кто без стеснения при случае демонстрирует прохожим свои “прелести”. Назначили ему поначалу полтора года «химии». И пяти месяцев не прошло, как он снова за своё взялся. За своё, так сказать, “хозяйство”. Ну что ты будешь делать? Направили в исправительное учреждение открытого типа на два с половиной года. А через год “подфартило” Мазуркевичу: суд заменил неотбытую им часть наказания на ограничение свободы без направления в ИУОТ. Он устроился в один из гродненских ЖЭСов уборщиком дворовой территории. Оставалось отбыть 8 месяцев. Недотерпел. Но на этот раз выставлять напоказ гениталии не стал.

Недалеко от остановки Казимир увидел девушку. Это была Полина. «Я просто остолбенел, какая красивая! Прям в горле пересохло! На ней была такая юбчонка короткая, будто она её еще в детском садике носила. В общем, на что “ловила”, на то и клюнул». Зелинская, надо сказать, вовсе не “ловила” никого. Просто в тот летний день жарко было, вот она и оделась легко. Но если из-под юбки чуть ли не бельё проглядывало, всё же имело смысл пересмотреть свой гардероб.

Поля в тот вечер возвращалась домой без сопровождающих. Было еще довольно светло. Казик приметил красотку и увязался за нею. Шел на расстоянии, а потом ускорил шаг, догнал, обхватил одной рукой за талию, а другой – раз ей под юбку! Молча, без лишних слов. Зелинская такого не ожидала. Попыталась сделать шаг в сторону и высвободиться из цепких объятий – не тут-то было. Мазуркевич прижался к ней всем телом и давай тереться. «Как псих какой-то! Стал еще крепче меня держать и рукой шарить. Я закричала: “Пусти! Помогите!” Но на улице никого не было. А он продолжал тяжело дышать, нагло лезть ко мне под юбку, прижиматься вплотную. Это было гнусно. Такой мерзкий тип!»

Выходит, Казик не по нраву Полине пришелся. Иначе в её показаниях (при их наличии) фигурировали бы другие слова. К примеру, “настойчиво”. Ведь, известное дело, когда девушки домогается непривлекательный парень, это не настойчивость, это уже наглость. Вам никогда не доводилось читать очерки по психологии сексуальности Зигмунда Фрейда, в том числе о природе всевозможных импульсов? Когда этот психиатр упоминает о “нащупывающей руке”, он заостряет внимание на том, что “усиление сексуального напряжения” у одного человека очень скоро может перейти во “вполне определенное неприятное чувство” у другого, раздражённого нежеланными прикосновениями. Так что кому наслаждение, а кому – нет.

Казимир, завидев красотку, вдруг воспылал желанием удовлетворить свою страсть в пределах себе дозволенного, жаждал получить некое подобие наслаждения. Полине вовсе неприятно было иметь с ним дело, никаких объятий и прочего с Казимиром она не хотела. Она хотела домой. К счастью, приставания, с её слов, длились не более двух минут и тотчас прекратились, когда из ближайшего подъезда стал выходить какой-то мужчина. «До него было метров двадцать пять. Парень испугался, убрал руки, отпустил меня и бросился бежать».

Зелинская обратилась в милицию. В тот же вечер Мазуркевич был задержан. Первоначально отпираться не стал: виновен, мол, увидел красивую девушку, «захотел потрогать её за различные части тела; за какие именно, я не думал, залез ей под юбку». А как насчёт схлопотать “по мордам”? Про это тоже не думал? Нет, конечно.

Потом Казимир одумался: что это я, сам себя “палю”? И добавил: только за талию, дескать, её обхватил, ни под что руки не совал. Еще чуть погодя, после очной ставки с потерпевшей, согласился, что держал девушку в своих объятиях «очень сильно, чтоб не вырвалась». Как говорится, сила есть – ума бы надо! В своем ли уме был парень, поинтересуемся у экспертов: не псих ли, часом, этот дворник Казимир? Из заключения стационарной судебно-психологической экспертизы следует, что К.Мазуркевич при совершении инкриминируемого деяния расстройством психики и слабоумием не страдал.

На протяжении предварительного расследования обвиняемый неоднократно менял показания. То говорит: «Противоправных действий в отношении потерпевшей не совершал, находился тогда в другом месте и в другой одежде». Потом признаётся, что соврал, а на самом деле, дескать, и вправду «напал на девушку, прижимался к ней». Затем уточняет: «Оговорился я, не дотрагивался ни до чего под её юбкой». Через день уже выясняется, что всё же «мог нечаянно интимных мест коснуться, когда она дёргалась». Так если вырывалась, стало быть, высвободиться хотела, а значит насильно её удерживал? Одно время не оспаривал, что так и было: «с силой талию рукой обвил, а другую руку под юбку запустил». А потом наотрез отказался: «Не дотрагивался я до нее, и всё тут!» Так что же, Полине почудилось? Она категорично утверждала: «Он трогал меня через бельё…» Показания её последовательны и непротиворечивы. Казимир в ходе судебного разбирательства высказал вдруг еще одну версию: «Я её только сзади хотел потрогать». Сзади, значит? А что ж тогда спереди-то забыл? Перепутал? Заврался, не иначе, парень, выстраивая тактику защиты. Так хотелось, чтобы все поползновения походили на хулиганскую выходку?

8 декабря 2017 года суд Ленинского района г.Гродно признал 22-летнего К.Мазуркевича виновным в совершении действий сексуального характера вопреки воле потерпевшей с применением насилия. Он был приговорен к лишению свободы на 4 года 1 месяц в ИК усиленного режима. Казимир выразил несогласие с вердиктом в своей апелляционной жалобе. Но 28 февраля нынешнего года судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда оставила её без удовлетворения, а приговор – без изменения.

Светлана Мамедова
* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения, в т.ч. фото, случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *