Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Преступление и наказание: шаг навстречу
7:58, 16 апреля 2018

Преступление и наказание: шаг навстречу


В двадцатый день осени у Валика Густыря был праздник – у него друг родился. С Игорем Касьяновым они родом из одной и той же деревни Кореличского района. Еще больше сдружились в армии: служить довелось в ракетных войсках. С тех пор прошло уже 16 лет. Оба развестись успели. А вот дружба осталась нерушимой. Поэтому в среду, 20 сентября минувшего года, Валентин спешил Игоря поздравить. А чтобы не припоздниться, сел в поезд. Ехал из одних гостей в другие.

Все в вагоне были как-то чересчур оживлённы и разговорчивы, большая часть пассажиров казались добродушными и уживчивыми. Но Густырь ни с кем бесед не заводил. Ехать было недалече.

Со станции зашел в родительский дом, переоделся, взял с собой купленные еще месяц назад рыболовные снасти и направился к Касьянову. Гостю с подарком тот очень обрадовался. Сказал, что стол еще не накрывал, потому что приятелей не обзванивал, чтобы пришли. Не юбилей ведь – тридцать шесть лет.

Днем так никто больше и не пожаловал, кроме Густыря. А как вечереть стало, заглянули еще трое. Бывшая супруга не пришла, пришла ее мама, некогда любимая тёщенька Игоря, со своим сожителем Леонидом Журавлёвым. Следом за ним и Бертой Моисеевной Каминской – сосед Юра. Правда, он долго не засиживался: через два с половиной часа поблагодарил хозяина и сказал, что пора ему уже, а то жена заругает.

В полночь одна из соседок, оказавшись неподалеку, вызовет милицию и сообщит адрес Касьянова. Однако не потому, что его гости шумят – не уснуть…

Вернемся в квартиру Игоря, день рождения у которого. Юра выпил на посошок – и домой. Остались, кроме Касьянова, тёща его бывшая, ее кавалер и Валентин, армейский товарищ. Игорь посидел немного с гостями, покурить захотелось – он на балкон. И Каминская за экс-зятьком туда же. Через несколько минут из кухни донесся шум. «Игорёня, иди глянь, что там», – забеспокоилась Берта Моисеевна. Тот машинально передал женщине сигарету, сказав, что сей момент вернется.

В кухне из-за чего-то подрались Валик с Лёней. Касьянов растащил их в разные стороны, чтобы успокоились. Пошел докуривать. Рассказал Каминской, что у ее “милого друга” кровь из носа идет, а у Валентина на лбу и под глазом синяки красуются. И когда только люди поссориться успевают?! Выяснить, из-за чего драку затеяли, не удалось. Прошло часа два, выпивки и закуски еще хватало – никто не расходился. Вскоре курильщики опять направились в сторону балкона. А оставшиеся? Верно. Снова подрались. Но на этот раз не обошлось без ножа, и потасовку устроили не в кухне, а в коридоре. Сюда вбежали, заслышав грохот, Лёнина “дама сердца” и друг Валика Густыря. Берта Моисеевна стала кричать, а разгневанный хозяин квартиры, не поинтересовавшись, что именно гости не поделили, вытолкал обоих взашей за двери. Видел ли кто-то из тех, кого возмутила драка, нож? Нет. В коридоре его не было. Спьяну они даже пятен крови на полу не заметили. Игорь вернулся за стол, выпил минералки, а Берта Моисеевна не за сожителем посеменила, а на диванчике прикорнула. Ее потом милиционеры еле добудились.

Как выяснилось позже, нож остался в руке у Густыря, на улице мужчина его в траву выбросил, а сам домой поплелся.

Леонид Журавлёв благодаря соседке Касьянова и медикам жив остался. Тётя Наташа вышла, на его счастье, во двор дома, услышала, как кто-то негромко просит: «Помогите!» Подошла ближе. Потерпевший лежал на боку, на одежде была, похоже, кровь. Женщина вызвала милицию, потом набрала телефон скорой помощи. Лёню Журавлёва доставили в больницу, его обидчика, который уже спать дома улегся, – в отделение милиции. В траве нашли самодельный нож…

В ходе осмотра места происшествия в кухне и прихожей были обнаружены пятна бурого цвета. Дома царил беспорядок, валялся сломанный стул, на столе – пустые бутылки, остатки еды. Свидетели дали показания…

Медицинское освидетельствование Валентина Густыря показало, что концентрация паров этилового спирта в выдыхаемом им воздухе составила 2,11 промилле. О том, насколько серьезно пострадал Л.Журавлёв, – позже. Любопытно вот еще что. Потерпевший происшедшее вовсе не помнит, а обвиняемый – напротив. «Мы с Леонидом повздорили сперва из-за неверного понимания им смысла жизни, а потом – из-за спора: у кого выше порог боли. Я сказал, что, естественно, у меня, я ведь терпеливее и моложе. А он берет со стола нож – и ко мне. Давай, мол, поглядим. Я перехватил его руку, вывернул ее, Леонид сделал шаг мне навстречу и сам напоролся на этот нож. Невиноватый я…» Куда делся этот нож, никто из них не пояснил. В общем, со слов обвиняемого, покушались как раз на его жизнь, но не повезло самому нападавшему. Этот “невиноватый” донёс до всех свою полную чушь, даже не расплескав ее. И про смысл жизни, и про болевой порог, и про то, «как космические корабли бороздят Большой театр». До всех донёс, но не до судмедэкспертов. При проверке показаний на месте Валентин Густырь показал, в частности, направление удара ножом, находившимся якобы в руке Леонида Журавлёва. И выяснилось, что сказанное идет вразрез с данными медицинской документации. Указанное обвиняемым в ходе следственного эксперимента направление удара не совпало. Надо же, какая неприятность. «С учетом неполного соответствия направлений удара и раневого канала образование телесных повреждений в области грудной клетки потерпевшего при указанных В.Густырём обстоятельствах маловероятно». Никакую руку он никому не выкручивал, Лёня себя не пырнул. Не было несчастного случая. Густырь сам держал нож, от удара которым и пострадал Журавлёв. Нож этот не из кухни Игоря, Валик его с собой из дома прихватил, в коридоре из кармана вынул. Именно этот нож сотрудники милиции в траве и нашли. А чехол от него – в заднем кармане джинсов Густыря. Что касается характера и локализации причиненных Л.Журавлёву телесных повреждений, то они таковы: колото-резаная рана грудной клетки, проникающая в плевральную полость (со скоплением в ней крови и воздуха), осложненная ушибом легкого. Орудие преступления – нож с длиной клинка не менее 5 см и шириной не более 1,8 см; рана образована в срок, указанный в постановлении – 20.09.2017 года.

Шаг навстречу следствию, даже учитывая вышеназванные обстоятельства, обвиняемый так и не сделал: свою вину он признал лишь частично.

20 декабря прошлого года, в двадцатый день зимы, суд Кореличского района признал 36-летнего Валентина Густыря виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения и назначил ему наказание – 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима. Было постановлено применить в отношении обвиняемого принудительное лечение от алкоголизма, а также взыскать в пользу потерпевшего 500 рублей в возмещение морального вреда, 69 рублей госпошлины по иску, 793 рубля 90 копеек процессуальных издержек в результате проведенных экспертиз – в доход государства. Свое несогласие с оглашённым наказанием В.Густырь выразил в апелляционной жалобе, но 16 января нынешнего года она была признана судебной коллегией не подлежащей удовлетворению – декабрьский приговор изменений не претерпел.

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Светлана Мамедова

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения, в т.ч. фото, случайны

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *