Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Звонят колокола Хатыни… И этот звон болит во мне
15:15, 22 марта 2018

Звонят колокола Хатыни… И этот звон болит во мне


Эти строки из стихотворения советского поэта Андрея Дементьева звучат как реквием по Хатыни, некогда мирной белорусской деревне. Сегодня такого населенного пункта не найти ни на одной даже самой подробной географической карте, как и еще 185 сожженных фашистами вместе с жителями и не восстановленных после войны. Только в Гродненской области было уничтожено 111 деревень, из них 33 – вместе с населением, а всего в Беларуси – более девяти тысяч сёл.

Время отдаляет нас от событий Великой Отечественной войны, но память о них будет жить в сердцах поколений. Спустя ровно 75 лет со дня Хатынской трагедии гродненцы собрались у Вечного огня в парке имени Жилибера, чтобы вспомнить всех погибших, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений, тех, кто ценою жизни выполнил свой долг, защищая Родину.

К участникам митинга обратился председатель Гродненского городского Совета депутатов Борис Фёдоров. «Хатынь до сих пор продолжает жить, став символом скорби и памяти. Наша задача – не допустить повторения трагических событий, не дать никогда и никому пройти по белорусской земле с разрушительной войной, оставляя за собой выжженные сёла и деревни, убитых людей, горе в каждой семье. Попадая в Хатынь, понимаешь, что нет ничего ценнее, важнее человеческой жизни, отданной во имя счастья своего народа. Мы должны помнить это, чувствовать, что в ответе за землю, политую слезами и кровью наших предков».

Утром 22 марта 1943 года отряд карателей ворвался в небольшую белорусскую деревню и окружил ее. Всех жителей – стариков, женщин, детей – согнали в колхозный сарай, не пощадили даже грудных младенцев. Сельчан заперли, обложили сарай соломой, облили бензином и подожгли. Обезумевшие от мук люди выломали дверь и выбегали пылающими факелами, но их расстреливали в упор. Всего в Хатыни погибло 149 человек, из них – 75 детей. От гитлеровцев удалось скрыться только 13-летнему Володе Яскевичу, его 9-летней сестре Соне и 13-летнему Саше Желобковичу: они не попали в огненную западню. Еще двое – выжили. Выбежавшая из гумна и смертельно раненая Анна Желобкович, падая, накрыла собой семилетнего сына Витю: ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей, и каратели подумали, что он мертв. Чудом удалось доползти до леса двум обгоревшим девушкам: Марии Федорович и Юлии Климович, их подобрали жители деревни Хворостени. Но вскоре ее постигла участь Хатыни.

Единственный взрослый человек, которому удалось выжить, – 56-летний кузнец Иосиф Каминский. Среди трупов односельчан он нашел изувеченное тело своего ребенка. Отец и сын стали прототипами центрального памятника мемориального комплекса, открытого в 1969 году на месте сожженной деревни. Это 6-метровая бронзовая скульптура «Непокоренный» в виде худощавого старика с ребенком на руках.

Мемориал расположен на 54-м километре от Минска, в 5 км от шоссе «Минск – Витебск». Поворот к нему показывает указатель, сложенный из серых бетонных блоков. Прибывший сюда посетитель ступит на дорожку из железобетонных плит, ведущую по бывшей деревенской улице. На месте каждого из 26 сгоревших домов – памятник-сруб, внутри которого – тревожный силуэт обелиска, увенчанный колоколом. На каждом обелиске – мемориальная доска с именами сожженных жителей дома. На территории комплекса находится единственное в мире «кладбище деревень», на котором символически похоронены 185 разделивших судьбу Хатыни. На «пепелищах» – пьедесталы в виде языков пламени, в траурных урнах – земля из сожженных сёл. Четыреста тридцать три населенных пункта были возрождены после войны: они увековечены на символических ветвях «Деревьев жизни».

Один из авторов мемориального комплекса, архитектор Леонид Левин, вспоминал: «Работа над проектом захватила нас. Мы придумали венцы срубов на месте бывших домов, обелиски в виде печных труб, но чего-то не хватало. Заросшее травой поле, свидетель трагедии, хранило мертвую тишину. И вдруг в этой щемящей душу тишине неожиданно запел жаворонок. Звук, тут должен быть звук!». Так родилась идея колоколов Хатыни. Они по-прежнему звонят, с гневом и болью рассказывая о трагедии этой деревни. Тот, кто когда-нибудь слышал колокола Хатыни, не забудет их никогда.

Ольга Махнач
Фото автора

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *