Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Виктор Корейво:о бочке мёда и ложке дёгтя
10:13, 05 мая 2017

Виктор Корейво:о бочке мёда и ложке дёгтя


Виктор Юзефович Корейво, прежде чем начать разговор, угощает ароматным мёдом в сотах. Это лакомство с его собственной небольшой пасеки. Пчёлы для него – то ли работа, то ли хобби. Во всяком случае занятие, которое приносит колоссальное удовольствие! Семь лет назад Виктор Корейво оставил пост начальника Лидского ОГАИ и нашел себя в такой непростой науке, как пчеловодство. Говорит, это дело помогло ему после двух десятилетий сложной и нервной работы восстановиться и физически, и психологически. Виктор Корейво 20 лет отдал службе ГАИ, и сегодня говорит откровенно, что работа эта нелегкая и позитива в ней мало. Но тем не менее он в нее вкладывал душу и Госавтоинспекции никогда не изменял.

Такое бывает редко, когда человек находит свое место сразу и, что называется, навсегда. История Виктора Юзефовича – как раз тот самый случай. Он вспоминает, что еще будучи активным школьником, приобщился к ЮИДовскому движению. А позже появился интерес к автомобилю. И юноша выучился на автомеханика в Лидском индустриальном техникуме, совсем немного поработал в народном хозяйстве, а затем пришел в Госавтоинспекцию. Виктор Юзефович никогда не учился писать статей и выступать перед публикой. Но именно такой работой ему пришлось заниматься в Лидском отделе ГАИ на должности инспектора по пропаганде.

– За эту работу сразу взялся с большим энтузиазмом. Нравилось заниматься ЮИДовским движением. С детской аудиторией ты можешь быть самим собой: честным и искренним. То же самое получать взамен. Это в работе тогда нравилось больше всего. К слову, лидская команда не раз становилась победителем областного этапа конкурса юных инспекторов движения, принимала участие в республиканских соревнованиях. В то время активно развивалась пропаганда в Госавтоинспекции. Новшество моего времени – это “прямые линии” с гражданами. Мы стали активно выступать на страницах газет. Порой мои статьи на темы безопасности получали широкий резонанс в обществе, а на “прямую линию” с Госавтоинспекцией поступал шквал звонков. Нас смотрели и слушали, задавали вопросы, и это были новые формы взаимодействия ГАИ с общественностью. Мне нравилось, то, что я делал. Горел на работе и жил этим.

– Спустя 11 лет пропаганды безопасности дорожного движения Вы получили должность командира взвода ДПС. А это уже совсем другая работа, на дороге, в которой позитива мало. Не так ли?

– В целом в работе Госавтоинспекции позитива мало. На какой бы должности ни находился: либо ты ругаешь, либо тебя ругают. Вот, например, Вы работаете в загсе. К Вам приходят влюбленные и счастливые, в их жизни намечается радостное событие. Так или иначе, Вы этим позитивом заряжаетесь. В ГАИ такого нет.

Да и работать приходится с людьми самыми разными. Среди них и неадекватные, и агрессивные, и грубые. Словом, всякие. Да прибавить сюда еще и дорожно-транспортные происшествия. Нередко приходилось видеть смерть, людское горе. Иногда выезжаешь на происшествие, а на асфальте растерзанный ребенок. За рулем сидит водитель, “синь пьяная”, не отдает себе отчета в том, что натворил. Такое невозможно воспринимать нормально. Кроме того, инспектор практически для каждого, кто водит машину, заведомо плохой, люди пытаются это всячески показать и выразить. Поэтому работать на дороге нелегко, задача инспектора непростая.

– С какими неординарными случаями на дороге Вы лично сталкивались? Приходилось когда-либо использовать оружие?

– Таких примеров, когда инспекторы действуют самоотверженно и грамотно, масса. И в моей жизни они тоже были. Помню историю, когда с предприятия «Лакокраска» выезжал пьяный водитель за рулем седельного тягача. По требованию инспектора не остановился, мы начали преследование. Колесо в таком транспортном средстве из пистолета Макарова не прострелишь. Этот автомобиль двумя экипажами загнали в Ивьевский район, там колёса смогли расстрелять из автомата. Была масса погонь за пьяными нарушителями, все они заканчивались одинаково: удрать удавалось редко кому. Каждый нес наказание по заслугам. Довелось совершенно случайно задержать фуру, гружёную контрафактным спиртом. Тогда водитель, увидев экипаж ГАИ, не доехал и остановился. Инспекторы заметили, что мужчина за рулем ведет себя странно. Подошли, проверили. Оказалось: контрабанда, да еще и в каких масштабах!

– Что испытывает инспектор во время преследования? Как по-Вашему, всегда ли стоит преследовать пьяного нарушителя, который не остановился? Ведь редко когда погони заканчиваются чем-то хорошим…

– У инспекторов есть своего рода профессиональное искривление характера. Я это называю так. В чём оно проявляется? Когда ты видишь явного нарушителя, который не остановился, просыпается какой-то профессиональный азарт. К примеру, если человек не пристегнут. Вряд ли он станет скрываться, правда? А вот если он не остановился да еще и газу прибавил, значит, возможно, пьян или автомобиль угнал и т.д. И здесь нужно во что бы то ни стало догнать, обезвредить, задержать. Вместе с тем появляется и страх использования оружия: вдруг попадешь не в колесо, а в ногу, голову еще куда-то – пострадает человек. В момент погони адреналин зашкаливает, но вместе с тем инспектор очень сосредоточен и крайне внимателен: ошибка в такой момент может стоить очень дорого.

Нужно ли преследовать? Сложно дать однозначный ответ. Люди зачастую ищут соринку в глазу инспектора, а в своем – бревна не замечают. Тогда встречный вопрос: а стоит ли пить и садиться в таком состоянии за руль? Нужно понимать, что инспектор выполняет служебную задачу – задержать нарушителя. И он, кстати, многим рискует. Как минимум своей жизнью и здоровьем. Это почему-то часто в расчет не берут. Ну и еще один неоспоримый факт: он действует согласно букве Закона. Да, погони редко заканчиваются благополучно. В лучшем случае пьяный водитель не справится с управлением, въедет в фонарный столб или дерево. В худшем – страшно представить… В то же время кто даст гарантию, что если его не будут преследовать, он тихонько доедет домой, поставит машину и пойдет спать? Чаще всего пьяных тянет на приключения, а чем они заканчиваются, известно. Я не могу дать однозначный ответ, его просто нет.

– Водители часто осуждают ГАИ за то, что наряды стоят с радаром в кустах, прячутся и ловят на скорость. Интересно узнать, что Вы думаете на этот счет.

– Мое мнение: есть закон – один для всех – и его нужно соблюдать. А где стоят: перед кустом или за кустом, значения не имеет. Если не нарушаешь, то и бояться нечего. Всё просто.

– Виктор Юзефович, чем Вам запомнился период, когда занимали должность начальника ОГАИ?

– Запомнился “пахотой”. Я в буквальном смысле не видел ни детей, ни жены. Конечно, можно было бы относиться ко всему проще, но я так не умею. Поэтому жил работой, отдавая ей практически всё свое время. И сейчас, спустя годы, понимаю, что вовремя принял решение пойти на заслуженный отдых и уволиться из органов внутренних дел. Я оставил пост начальника, сохранив здоровье и нервную систему. В какой-то момент уже чувствовал, что нервы на пределе.

А привыкнуть к обычной гражданской жизни после столь активной и бурной деятельности на службе мне помогли, как ни странно, пчёлы. Для меня это стало своего рода реабилитацией, я безболезненно пережил момент своего ухода, когда ты вроде как становишься никому не нужным и малоинтересным. Мастерил домики для пчелиных семей, постигал премудрости разведения пчел. Эти создания требуют много внимания, отнимают время и силы, но приносят столько удовольствия! Сегодня без этого хобби своей жизни не представляю. Часто захожу в ОГАИ угостить коллег своим мёдом.

– Сегодня Вы уже человек гражданский и можете судить о дорогах и деятельности ГАИ с точки зрения обывателя. Что Вас, как водителя, не устраивает на дорогах Вашего региона?

– Вы, возможно, ждете от меня какого-то негатива, но его мало. Отвечу искренне. Что раздражает, так это искусственные неровности, в остальном испытываю гордость за работу своих коллег. У руля люди грамотные. Езжу по городу и вижу много новых рациональных решений, до которых я в свое время не додумался. Рад, что законодательство начало ужесточаться. В частности, в отношении пьяных. Считаю, что белорусский законодатель на правильном пути. Это позволило в значительной степени снизить количество ДТП, стало меньше погибших и травмированных, да и в целом водительская культура значительно повысилась.

– Какой совет Вы бы могли дать в целом службе ГАИ, опираясь на свой опыт?

– Мой совет, скорее, будет адресован инспекторам, которые ежедневно выходят на линию. Считаю, что им нужно давать больше знаний в области психологии. Это во-первых. “Публика” на дороге разношерстная, дополнительное образование пошло бы только на пользу: умение разбираться в людях еще никому не помешало. Во-вторых, иметь больше знаний и в области организации дорожного движения. Для чего это необходимо? Инспектор ежедневно объезжает район, бывает в самых отдаленных его уголках, много видит. А инспектор, вооруженный такими знаниями, наверняка, высказал бы массу дельных мыслей по улучшению организации дорожного движения, по устранению недостатков, мог бы подсказать что-то руководителю, помогать быстро и грамотно принимать решения.

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Мария Ирха
Фото автора

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *