Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
О работе участкового инспектора милиции в Мире
9:05, 21 апреля 2017

О работе участкового инспектора милиции в Мире


«Миряне не всегда живут мирно», – говорит участковый инспектор милиции Кореличского РОВД Леонид Напорко. Например, вчера не поладили отец с сыном, и он полночи провел в их доме, пытаясь примирить родственников. А в начале недели активно занимался вопросами трудоустройства тунеядцев-алкоголиков. Это, может, и не его прямая обязанность, но действует здесь правило другое. Занят делом – нет свободного времени – не пьет – не совершает правонарушений. Это и есть конечная цель работы участкового. Ну, а сегодня Леонид Напорко должен объехать «неблагополучных», «обязанных», скандалистов, чтобы еще раз достучаться до совести, которая у таких людей спит мертвым сном где-то в недрах сознания. Вместе с тем, необходимо проверить лесников, охотников и лиц, имеющих разрешение на хранение оружия, – в стране проводится комплексное мероприятие «Арсенал». Тяготы рабочего дня с участковым разделила и корреспондент «МВ».
Поселок Мир хоть и носит название благородное, а миряне – в целом люди неплохие, все же есть здесь место и семейному неблагополучию, и криминалу, и всякого рода проблемам, в которых уполномочен разбираться человек в форме. И имя ему – участковый. Мирский сельский совет в Кореличском районе – участок самый большой и отдаленный. Практически круглый год поселок и Мирский замок посещают тысячи туристов из разных стран. Но особенно многолюдно и интересно здесь летом, в период проведения в замке музыкальных вечеров. За порядок на этой территории и за мир среди мирян отвечают 2 инспектора – старший лейтенант милиции Леонид Напорко и майор милиции Сергей Разводовский. Оба – местные жители, поэтому и работать так проще: всегда в курсе новостей и гуще событий.

Некультурная экскурсия по Миру
Сегодня моим «проводником» по Миру стал участковый Леонид Напорко. Правда, экскурсия нам предстоит не совсем культурная. Изучать будем не памятники истории, а проблемы местных жителей.
Леонид пока еще считается молодым специалистом, хотя за несколько лет на участке приобрел достаточно опыта и знаний, создает впечатление матерого милиционера. Его уважают, к нему прислушиваются, а некоторые криминальные «элементы» стараются лишний раз на глаза не попадаться. Знают, что инспектор не только хорошенько «мозги про-чистит», но и заставит работать. В целом же, участок относительно спокойный.
За пять лет службы инспектор вспоминает только два резонансных случая – убийство и угроза убийством. Первое случилось в 2014 году, тогда мужчина ударом ножа в шею лишил жизни односельчанина. Произошло это, само собой, «по пьянке». А последнее еще свежо в памяти жителей деревни Медведка. Мужчина так переживал уход супруги к другому, что пришел к обидчику с охотничьим ружьем, угрожая кровавой расправой. В остальном банальная картинка для белорусской глубинки: кражи из домов и дач, алкоголики, тунеядцы, нерадивые родители и сложные взаимоотношения местных жителей.
«Как в лучших домах Парыжу…»
На повестке дня у участкового – посещение обязанных лиц, т.е. тех, кто лишен родительских прав, у кого забрали детей, но обязали возмещать расходы государства на их содержание. Мы постучались к 33-летней Алене, женщина только пришла с утреннего доения, трудится в СПК дояркой. У нее двое детей, 11 и 9 лет, оба много лет находятся в опекун-ских семьях.
– Как житье-бытье? – интересуется с порога участковый.
– Как в лучших домах Парыжу… – ухмыляется Алена.
Главная тема нашего разговора – дети. С тех пор как сына и дочку забрали, Алена их ни разу не видела. Не то, чтобы возможности не было, просто не хотелось. Отряхнула руки и, слава Богу. Ощущение такое, что у женщины материнский инстинкт отсутствует напрочь. «Деньги из зарплаты высчитывают на детей, что еще от меня нужно», – многозначительно заключает «бывшая» мать.
Следующий адрес, по которому мы направились, домом можно назвать с трудом. Скорее, шалаш: без окон, дверей, да и без всяких благ в виде элементарного – света и водопровода.
«Двух детей из этой семьи тоже изъяли уже давно. Взрослые, но еще несовершеннолетние брат и сестра учатся в местном колледже, живут в общежитии. С родителями встречаются крайне редко. Как видите, жить здесь невозможно. Не раз предлагал хозяевам провести хотя бы свет, договорился обо всем, но они не хотят. Говорят, им и так хорошо», – комментирует Леонид Напорко.
Застать кого-то дома не удалось. Собственно, достаточно было увидеть жилище горе-родителей с мухами, грязью и режущим запахом, чтобы все понять.

Отцы и дети
Участковый Напорко – частый гость и в доме Владимира и Павла. Отец и сын проживают под одной крышей, но по разные стороны баррикад. Мира в этом доме как не было, так и нет. Их отношения – война, а дом – поле постоянных сражений и битв. Сыну – 31, отцу – 75. Один из последних скандалов закончился тем, что отец угрожал убить сына и ранил ножом в область предплечья. Не в силах примирить родственников, участковый передал материалы дела в прокуратуру. Возбуждено уголовное дело по статье «Угроза убийством».
– Несколько недель назад они похоронили мать. Пока женщина была жива, хоть как-то сглаживала острые углы между мужем и сыном. Теперь страшно представить, что может случиться. Буквально два дня назад приезжал сюда ночью – снова скандалили, – поясняет Леонид Напорко.
В чем, собственно, суть конфликта между отцом и сыном, сказать сложно. Вероятнее всего, накопленные за много лет обиды. При этом оба «неравнодушны» к алкоголю, что только усугубляет их и без того накаленные отношения.
Владимир (сын), ссылаясь на плохое самочувствие, встречать нас не вышел, остался лежать в постели. После того ножевого ранения, мужчина при себе держит пустую бутылку от шампанского, около кровати стоит и увесистая сковорода. Вероятно, с целью самозащиты.
В комнате напротив, кутаясь в одеяло, смотрит телевизор Павел (отец).
– Отключил отопление в доме, щенок. Мне на зло! – возмущается он. – Надоело! Друзья к нему ходят без конца, сколько я могу терпеть!
У изголовья кровати старика лежит вилка. Тот тоже не скрывает: держит при себе «холодное» оружие намеренно, в целях самообороны. Все слова инспектора, кажется, и для одного, и для другого – как об стену горох. Родственники так ненавидят друг друга, что ни о каком примирении и речи быть не может.
Эта семья для участкового – бомба замедленного действия. Никогда не знаешь, в какой момент здесь разразится скандал. Поэтому милиционер заходит сюда всякий раз, как только оказывается рядом.

Заставить работать
Этот участок Леонид контролирует уже пять лет, утверждает, что сейчас здесь гораздо спокойнее и преступлений на порядок меньше. Мирский замок и многочисленные турис-ты особых проблем не доставляют. Вызовы поступают разве что по поводу забытых странниками вещей или утраченных документов. Такие проблемы улаживаются быстро и без особых трудностей. Что касается цифр, на участке Леонида Напорко проживают 4 семьи, находящиеся в статусе «социально опасное положение», 16 «обязанных» лиц, наберется с десяток скандалистов-алкоголиков. Но и эта проблема решаемая. В прошлом году Леонид вместе с напарником Сергеем Разводовским отправили в ЛТП 7 человек. В текущем поехал на перевоспитание в профилакторий пока один скандалист.
А вот из актуальных проблем и для участкового, и для председателя сельсовета – трудоустройство тунеядцев. Мало того, что с работой на территории сельсовета негусто, так еще и сами тунеядцы не особо стремятся обзавестись рабочим местом, чтобы получать какую-никакую зарплату. Это головная боль для участкового и местной власти. Задача инспектора – заставить работать, а властей – трудоустройство для такого контингента найти.
Вот и мы в очередной раз «прокатываемся» по тунеядцам, которые в разгар рабочего дня праздно проводят время на диване у телевизора, на лавочке у дома или у соседа за бутылочкой вина. Для каждого у инспектора заготовлена своя «лекция»: одному напоминает, каких документов не хватает для трудоустройства, другого просит пройти медкомиссию, третьего – забрать уже готовый паспорт и явиться в центр занятости. В глазах тунеядцев – полное отсутствие какого-либо желания «шевелиться». Им и так хорошо. Мне кажется, все бесполезно, участковому так думать не позволено. Он должен трудоустроить всех. И точка.
Так, час за часом, дом за домом и официальный рабочий день участкового, вроде, подошел к концу. Официальный – да, реальный – нет. Леониду еще предстоит посетить лесников и охотников, словом, тех, кто, так или иначе, имеет отношение к оружию. В Беларуси проводится комплексное профилактическое мероприятие «Арсенал», которое направлено на выявление преступлений, связанных с незаконным хранением оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. А затем оформить всю проделанную работу документально. Но это уже другая истории.

Незачем на жизнь жаловаться
В целом же молодой участковый на работу не жалуется и доволен тем, как складывается его жизнь. В милицию пришел сразу после окончания вуза и хоть учился на инженера в столичном аграрном техническом университете, после учебы профиль поменял кардинально. Недавно сотрудник получил служебное жилье в Мире. Для молодой семьи, которая находится в ожидании первенца, это большая помощь.
– Сложно ли? А где сейчас работать легко? – задается вопросом старший лейтенант Напорко. – Сначала хотелось в большой город, где жизнь кипит, а потом пришло осознание того, что жить счастливо и интересно можно и в глубинке. Мир – хорошее место, живописное, красивое. А работа, да, непростая. Но вместе с напарником по участку, вроде, получается неплохо с ней справляться. Главное – делать все вовремя, уметь найти общий язык с людьми, остальное приходит с опытом. Жаловаться на жизнь незачем, да и некогда, – философски заключает молодой участковый.

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Мария Ирха
Фото автора

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома

"> <div class="wall_post_text">Новостные сюжеты о торжественных мероприятиях, посвящённых 100-летию белорусской милиции (ВИДЕО)</div>
Новостные сюжеты о торжественных мероприятиях, посвящённых 100-летию белорусской милиции (ВИДЕО)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *