Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Суд да дело: Чей это рюкзак?
11:00, 02 декабря 2018

Суд да дело: Чей это рюкзак?


Лариса Алексеевна его на лавочке возле «Алми» по улице Пушкина в Гродно увидела. Подошла, ухо приложила – не тикает ничего. За “молнию” потянула, заметила ноутбук. «Ну, думаю, студент, небось, какой-то оставил. Сейчас, поди, вернется. Застегнула и дальше пошла территорию убирать». Через минут сорок никто не пришел, и Куликовская отнесла находку в универсам, отдала охраннику. Ромуальд, решив, что кто-то за утерянным вот-вот к нему обратится, положил рюкзак на подоконник. В девять часов вечера передал сменщику. Болеслав предложил глянуть: вдруг владелец какие-нибудь документы с собой взял. Паспорта не оказалось, но было удостоверение. А это что? Коробочки картонные. Может, курительные смеси какие? Открыли, а там… патроны. Вот те раз! Им бы сообщить “куда следует”. Однако охранникам показалось, что патроны эти «слишком маленькие, чтобы быть боевыми». Поместили находку с содержимым в ячейку для хранения личных вещей, заперли на ключ. Прошло три дня. И в четверг, 31 мая нынешнего года, сменщик Ромуальда обратился к начальнику службы охраны. Тот сразу в милицию позвонил, как только заглянул в рюкзак. Его изъяла прибывшая следственно-оперативная группа. При осмотре рюкзака правоохранителей заинтересовали те самые картонные упаковки, на одной из которых значилось: «Спортивно-охотничьи патроны, калибр 5,6 мм, 50 штук». В другой хранилось двадцать 5,6-миллиметровых и один патрон 5,45 мм калибра. Пенсионное удостоверение рядом с ноутбуком оказалось очень кстати. Непохоже на то, чтобы его сюда подбросили. Так что размышлять – чей это рюкзак – не пришлось.

И чей же? Инженера одного. Он, судя по всему, хороший, порядочный человек. Симонов Пётр Станиславович. С высшим образованием, работает по специальности, женат, до 17 сентября сего года ни к уголовной, ни к административной ответственности не привлекался, на учётах не состоит. «В 1979-81 годах я служил радиотехником в войсках ПВО, поэтому о боеприпасах представление имею». Симонов не слыл спецом по части арсенала, но и профаном тоже не был. Он с юношества интересовался стрелковым оружием. К примеру, вот вы знаете, что именно затрудняет прицеливание при стрельбе из маузера на малых дальностях и в сумерках? А он знал. Знал, какой из аксессуаров может находиться в правой щёчке рукоятки итальянского 9 мм пистолета «Беретта-92» и для чего; в чём недостатки гладкоствольного 12,5 мм российского револьвера, первоначально созданного как оружие фермера, а впоследствии предложенного правоохранительным органам; какой из австрийских 9 мм пистолетов с хорошей кучностью стрельбы, являющийся идеальным оружием самообороны, может выдержать 360 тысяч выстрелов; иными словами, инженер Симонов во многих нюансах конструкции того или иного стрелкового оружия разбирался. И как же к нему патроны попали? Один из них –5,45 мм калибра – знакомый подарил 30 лет назад. На удачу. Н-да… «Саня говорит, мол, это его талисман был, когда в Афгане служил. Смотрю: патрон отшлифован. Ну, я и не придал значения тому, что он от “калаша”. Не надо мне было его брать. Но подарок ведь! А три года назад на родительском дачном участке под Мозырем я обнаружил две коробки с патронами от “мелкашки”, забрал с собой, отвез в квартиру по улице Поповича в Гродно».

В конце 2015 года Пётр Станиславович и Евдокия Игнатьевна сменили место жительства. Постепенно перевозили вещи на новую квартиру по переулку Дзержинского. Перевез туда Пётр и патроны. «Но это машинально. Я уж и позабыл про них». Весной 2018 года Симонов их в ящике стола нашел, переложил в ванную. Там патроны 26 мая обнаружила жена. «Дуня попросила меня убрать их из квартиры. Я пообещал. Хотел выбросить, но подумал: как бы кто не воспользовался ими в преступных целях». И что же Пётр Симонов предпринял?

28 мая после обеда он кладет в рюкзак с ноутбуком коробочки с патронами и едет на улицу Пушкина, где ранее, с его слов, возле универсама был бигборд с информацией о сдаче боеприпасов. «Хотел номера телефонов переписать. Но таковых не обнаружил».

Мудрость, увы, не всегда приходит с возрастом. Бывает, возраст приходит один. У нас, пожалуй, схожий случай.
«Я присел на скамеечку, стал обдумывать, где еще могут быть подобные объявления. Просидел минут 20, мыслей в голову не пришло». А “102” набрать? Там бы, наверняка, и адресок подсказали, по которому обратиться.

«Когда пошел в “Алми” за минеральной водой, рюкзак случайно на лавке оставил. Из магазина выхожу – нет его. Думаю: тот, кто нашел, позвонит (там ведь блокнот, удостоверение) и вернет за вознаграждение». До вознаграждения дело не дошло. До суда дошло. И что-то инженер напутал с тем, до или после покупки минералки поклажу свою забыл. Впрочем, не суть важно. 31 мая ему позвонили и попросили к определенному времени подойти в тот самый универсам. «Там сотрудники милиции меня ожидали. О рюкзаке и патронах спросили. Я рассказал». Согласно заключению баллистических экспертиз обнаруженные патроны – 70 заводских винтовочных 5,6 мм калибра являются боеприпасами к винтовкам и карабинам «ТОЗ-12» и др., «Урал», «Тайга», к комбинированным охотничьим ружьям «МЦ 5-35» и др., к пистолетам «Иж-1» и др., к револьверу Нагана-Смирнского, а также к иному нарезному огнестрельному оружию, изготовленному под патрон данного образца; 1 заводской патрон, являющийся 5,45 мм промежуточным патроном с пулей со стальным сердечником, – боеприпас к автоматам «АК-74» и др., к пулемёту «РПК-74» и другому ручному стрелковому нарезному огнестрельному оружию вышеуказанного калибра, изготовленному под патрон данного образца, – пригодные для стрельбы.

При назначении наказания было достоверно установлено, что Пётр Станиславович не преследовал цели извлечь выгоду при совершении преступления: у него отсутствовал умысел на корыстный мотив. Правда, разрешения на хранение боеприпасов у инженера тоже не имелось.

22 октября 2018 года суд Ленинского района г.Гродно признал 59-летнего П.Симонова виновным в незаконных приобретении, хранении, перевозке и ношении боеприпасов. Ему было назначено наказание в виде годичных исправительных работ с ежемесячным удержанием 10% заработка (не менее базовой величины) в доход государства. Патроны конфисковали, рюкзак оставили в пользование подсудимому. Арест, наложенный на его имущество – мобильный телефон и автомобиль – был снят ввиду отсутствия материальных взысканий.

Светлана Мамедова

Коллаж автора

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *