Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Дела уголовные: В гостях
12:30, 19 октября 2018

Дела уголовные: В гостях


День 8 марта минувшего года выдался для жителя г.п.Юратишки, что в Ивьевском районе, Кирилла Креймана праздничным. Сначала он, как водится, поздравил по телефону всех своих знакомых. Выпил пива за это дело. Потом – водки вместе с соседом. Вернулся домой, вздремнул. Проснувшись, ощутил себя малость посвежевшим. Сколько там у нас? Пять еще только? А день всё никак не заканчивается… Около семи вечера Крейман вспомнил, что давно не заглядывал к приятелю – Яну Осиповичу. Отправился в гости не с пустыми руками, взял три бутылки пива и сыру колбасного. “Грамм, думается, двести…”

Кирилл поднялся на крыльцо, постучал в дверь. Ему открыл хозяин.

– Ну, с праздничком тебя! – вместо приветствия пошутил Крейман и призывно потряс пакетом.

По случаю 8 марта Ян уже был навеселе, но, как обычно, не прочь добавить. А тут такой сервис! «Заходи!»

Кирилл прошел на кухню. Дамы, по случаю которых, собственно, и был праздник, в доме отсутствовали. За скромно накрытым обеденным столом сидел какой-то рыжеволосый парень.

– Знакомьтесь, – представил их друг другу Осипович. – Кирилл Крейман, а это Анджей Заневский.

Кирилл протянул руку, но без особого энтузиазма. Этот тип ему как-то сразу не понравился. Чем – непонятно, но вот не понравился – и всё. Ну что ты будешь делать?..

Крейман достал из пакета “Жигулёвское” и сыр. «О, аккурат на троих!» – оживился Заневский. Кирилл молча посмотрел в его сторону, недобро сдвинув брови.

«Не зевай, разливай», – поторопил гостя хозяин. Рюмок на столе не было, только стаканы и бокал. Их и наполнил. Не до краёв. Кому сколько… Хотел чокнуться с Заневским, однако Анджей уже успел осушить полстакана. Кирилл прищурился, тоже выпил. Отрезал селёдки, взял хлеба с луком, закусил. «Надо бы сыр порезать», – сказал Заневский и посмотрел на Кирилла. Этот рыжий тип раздражал недавнего гостя всё больше и больше.

Завязался разговор, в котором участвовали лишь Осипович и Крейман. Заневский налегал на немудреную закуску. После четвертого тоста Кирилл и Ян закурили. Крейман протянул сигарету Анджею, но тот отмахнулся. “Хм, тоже мне, выискался пьющий активист за здоровый образ жизни!” – подумалось Кириллу. В душе у Креймана, словно в котле на огне, медленно закипало “адское варево” гнева. Несколько раз ему вдруг показалось, что Заневский как-то неодобрительно на него посмотрел. Со слов Яна Осиповича, по характеру Крейман – человек добродушный. А тут словно с цепи сорвался! Набросился вдруг на Заневского ни с того ни с сего. За короткий промежуток времени он нанес собутыльнику ногами и руками не менее 36 ударов: в лицо, грудь, живот… Анджей получил закрытый перелом костей носа, на теле были многочисленные кровоподтеки и ссадины. Уголовное дело в отношении Кирилла Креймана возбудили по статье 153 УК.
Протрезвев, он «понял, что сглупил». Вину признал и раскаялся. «Остался бы дома – ничего б не произошло», – сокрушался молодой человек.
28 июля минувшего года суд Ивьевского района признал 23-летнего К.Креймана виновным в умышленном причинении легкого телесного повреждения, повлекшего кратковременное расстройство здоровья, и счёл достаточным наказание в виде 120 часов общественных работ.

* * * *

С другим ивьевчанином – Евгением Сергушиным – произошла похожая “гостевая” история с криминальным уклоном. Надо заметить, что Сергушин в отличие от Креймана, который впервые вступил в конфликт с законом, имел за плечами солидный уголовный опыт. Впервые он попал на скамью подсудимых, едва ему двадцать исполнилось. И сразу лишился свободы на три года по 384-й статье Уголовного кодекса – “Принуждение к выполнению обязательств”. Освободившись после первого срока, Женя долго на воле побыть не сумел. За кражи и грабеж сел на шесть с половиной лет. После получил, считай, плёвый срок – восемь месяцев лишения свободы – по той же, что и Крейман, статье 153 УК. Только успел затем вдохнуть вольного воздуха, пришлось держать ответ за кражу. Через три месяца суд ограничил свободу Сергушина за заведомо ложный донос. Поскольку после этого молодой человек уклонялся от отбывания наказания в виде ограничения свободы, то согласно очередному приговору угодил на полтора года в ИК.

Характер у Сергушина наличествовал вспыльчивый. Казалось бы, такого товарища надо бы обходить стороной, чтобы не иметь в случае чего проблем со здоровьем, но у Евгения находились приятели, которые периодически заглядывали в его скромное холостяцкое жилье. Этих членов “клуба по интересам”, не обременённых трудоустройством, объединял алкоголь, до которого Сергушин был весьма охоч. Вот и в один из октябрьских дней 2017 года наметилась хмельная вечеринка. К Жене с водкой и пивом заглянул Харитон Чепегин. Да и у хозяина кое-что горячительное на тот момент имелось. Всё начиналось мирно и радостно, как-то даже празднично! Однако после нескольких рюмок Сергушин внезапно помрачнел, стал подозрительно вглядываться в собутыльника, вслушиваться в его пьяную болтовню. Чепегин же, ничего не замечая, непрерывно рассказывал какие-то случаи из собственной жизни.

– Э, как ты меня назвал? – прервал Харитона Сергушин.

– В смысле? Я ж не про тебя, а про Патлатого, – удивился Чепегин. – Димона знаешь?

– Нет-нет, погоди, ты тут зубы не заговаривай. Ты что, кликуху мне новую попытался “пришпандорить”? Повтори!

– Да я…

Оправдаться Чепегин не успел. Сергушин пырнул приятеля ножом в живот. Тот рухнул на пол. Сергушин отодвинул бутылку пива, налил себе водки, неторопливо закурил, глянул на лежавшего на полу Харитона.

– Что, отпала охота лясы точить? То-то!

Достал из кармана телефон и набрал «103».

Чепегина госпитализировали. Проникающая в брюшную полость колото-резаная рана могла бы оказаться смертельной, если бы не своевременная медицинская помощь.

Евгений Сергушин занял привычное место на скамье подсудимых. Обвинение в содеянном не оспаривал, но просил строго не наказывать. Ударил, дескать, гостя ножом всего один раз, а ведь мог и больше. Верно. Но это была бы уже совсем другая статья и иной срок.
31 января нынешнего года суд Ивьевского района усмотрел в действиях 38-летнего Е.Сергушина наличие опасного рецидива и за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения приговорил его к лишению свободы с направлением в исправительную колонию строгого режима сроком на 5 лет. В местах лишения свободы ему “прописано” принудительное лечение от алкоголизма.

Светлана Мамедова

* Анкетные данные фигурантов изменены, любые совпадения случайны

Ссылка на официальный сайт uvd.grodno.by обязательна

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *