Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
К столетию розыска: Дело, длиною в жизнь
9:00, 14 октября 2018

К столетию розыска: Дело, длиною в жизнь


Совсем скоро 60-летие отметит человек, который не один десяток лет отдал системе исполнения наказаний. Он видел тяжелое для страны время и делал все, чтобы политическая ситуация не отразилась на его подчиненных. Он радел за свою работу, стойко переносил трудности и не упускал возможность ввести нововведения, если того требовала ситуация. Он – Александр Владимирович Ничипорук – полковник в отставке, бывший начальник управления Департамента исполнения наказаний МВД по Гродненской области.

Начало

Жизнь в погонах началась для Александра Владимировича в системе исполнения наказаний. К тому моменту он успел отслужить в армии, окончить строительный техникум, а позже и Высшую школу МВД (сегодня – Академия МВД). В сентябре 1980 года он пришел в учреждение, с которым судьба свяжет его на долгие годы, – в волковысскую исправительно-трудовую колонию №11, где он начинал с должности инженера по организации труда. В то время в учреждении функционировали цеха – своеобразное внутреннее производство. В них для электротехнического завода имени В.И.Козлова производили катушки, для «Радиоприбора» – электропродукцию, использующуюся для телевизоров, радиоприемников. В то время начинку для белорусских телевизоров «Горизонт» делали в колонии, а на самом заводе осуществляли сборку. Работали с этими предприятиями в кооперации. Поэтому в обязанности молодого сотрудника входила организация труда среди спецконтингента. Он выполнял роль мастера – инструктировал осужденных по процессу выполнения работ, ведь специального образования они чаще всего не имели, и все знания и нужную квалификацию получали уже в стенах колонии. Эту должность в начале 80-х только ввели, и Александр Владимирович был одним из первых, кто ее осваивал. Однако со своим делом справлялся успешно, и новая ступень в карьерной лестнице не заставила себя долго ждать.

Уже в августе 1981-го Ничипорука повысили до должности начальника отряда колонии. Он отвечал за производство и воспитательную работу – организовывал мероприятия, проводил индивидуальные беседы, обеспечивал предоставление осужденных на комиссии по условно-досрочному освобождению.

Новые карьерные ступени

Апрель 1988 года отрыл перед моим собеседником новые перспективы – он был назначен начальником режимного отдела. Теперь вся работа зависела от режима содержания спецконтингента. Александр Владимирович осуществлял разводы спецконтингента, проводил контрольные проверки и поисковые мероприятия как среди контролерского состава, так и осужденных.

Реорганизация работы в августе 1988-го поставила сотрудников исправительно-трудовой колонии перед выбором. Дело в том, что режимный и оперативный отдел было решено объединить, однако из двух начальников обособленных частей должен был остаться на новой должности один. Быстро справиться с этой дилеммой помогло голосование. Больше всего рук поднялось в пользу Ничипорука. Что ж, время изучать новые обязанности.

В январе 1993 года в трудовой книжке Александра Владимировича появилась новая запись – заместитель начальника учреждения по воспитательной работе. А через неполный год – в декабре – перед новым руководителем открылись двери кабинета начальника колонии. Вот это скорость карьерного роста!

Однако наравне с радостью у Александра Владимировича были и немалые сомнения. И неудивительно, ведь на тот момент ему было всего 35. И предыдущий руководитель получил кресло начальника только в 56 лет. Раньше на такую серьезную должность до 40-ка никого не назначали.

В республике это был нонсенс – самый молодой начальник! Одни коллеги поддерживали Ничипорука в нелегком начинании, делая ставку на его возраст и новые взгляды на систему. Другие же этого энтузиазма не разделяли: «Он вам тут еще дров наломает!». Эту ответственность брать на себя было нелегко. Тем более что все пристально следили за действиями нового молодого руководителя. Но Александр Владимирович, профессионал, свое дело знал.

Начал он с формирования крепкой команды сотрудников. Пересмотрел роль заместителей – кто-то пошел на повышение, а кто-то был понижен в должности. Да и позиции лидеров нужно было удержать, ведь колония в плане производства считалась одной из первых. В числе самых сильных конкурентов в то время была исправительная колония №5 в Ивацевичах.

Распад

Так день за днем А.Ничипорук осваивался на новой должности. И все было бы хорошо, если б политическая обстановка не усложнила ситуацию. В 1991 году распался СССР, молодая страна еще только собиралась с силами. В связи с этим госфинансирование учреждения резко упало, были утеряны и кооперативные связи. А кормить спецконтингент 3 раза в день надо было, но где взять провизию? Вот и проходилось новому начальнику встречаться с руководителями лично, просить их и договариваться: «Нужны хлеб и масло, осужденный же должен получать положенные ему продукты!». Словом, было трудно.

Разлад. В стране начали возрождаться воровские традиции, которые просачивались и в закрытые учреждения. В колонии выделялись касты среди осужденных, назначались «смотрящие» – высшие звенья среди спецконтингента. Но Ничипорук спуска такому беспределу не давал, считал, что он тут «главный «смотрящий».

В этой ситуации держать порядок в учреждении можно было только под руководством сильного и профессионального начальника. Таковым и был для подчиненных А.Ничипорук. Своими принципами он не поступался и за это заслужил уважение. Александр Владимирович никогда дисциплинарно не наказывал ни одного осужденного, пока лично с ним не побеседует хотя бы пару минут и не выяснит его позицию. Жесткий, но справедливый подход.

Еще одной проблемой того времени стала перенаполняемость учреждения: преступный мир не дремлет. Свой лимит по количеству осужденных колония перешагнула с лихвой: в ней содержали 4000 человек вместо 2560. Нужно было уплотняться.

Новшеством стали еженедельные совещания. В понедельник планерка среди начальников цеха и мастеров, во вторник – оперативное совещание со всем аттестованным составом, в четверг – с сотрудниками режимно-оперативного отдела. Каждый на своем участке должен держать порядок. Беседы эти порой были не из приятных, «разборы полетов» могли длиться и часа два. Разговоры были жесткими, но все ради дела. Нельзя допустить внеслужебных отношений между сотрудниками и осужденными. Один принесет пачку чая, а другой, по ту сторону решетки, ему пару копеек даст – нарушение.

Ситуация в учреждении нормализовалась лет через пять. Постепенно стали поступать средства из госбюджета, проводились ремонты внутри колонии. В то время на пост Министра внутренних дел Беларуси был назначен Ю.Л.Сиваков. Он жестко взялся за наведение порядка.

Тогда об учреждениях закрытого типа никто не был осведомлен как сейчас. О том, как протекала жизнь внутри, знали только сами сотрудники, осужденные и их родственники. Никто не писал материалов и не снимал сюжетов о жизни за высокими стенами. Именно Ю.Л.Сиваков приоткрыл двери учреждений для журналистов. И в 1997-1998 годах об этом стали говорить и писать с целью показать, что таким учреждениям нужны помощь и финансирование. Да и кооперативные связи нужно было восстанавливать.

Министр, как рассказывает Александр Владимирович, имел идеальную зрительную память. Поэтому когда он уезжал после очередного визита в учреждение, собиралась группа сотрудников и все совещались: «Что мы покажем ему в следующий раз?». Потому что если показать будет нечего, следует пенять на себя. Такая политика дала отличные результаты – в райотделах появились кабинеты с хорошим ремонтам, преображались общежития в колониях – словом, у системы открылось второе дыхание.

Еще выше!

В 2001 году на телефон начальника Волковысской колонии поступил звонок – вызывают к начальнику УВД генерал-майору А.А.Белошевскому. Сначала Александр Ничипорук подумал, что причина – изготовленные осужденными кровати для летнего лагеря. Может, сделано что-то не так? Однако причина оказалась куда более неожиданной. Ему предложили возглавить областное управление в Гродно. Что ж, это отличный карьерный рост, да и жена, когда они уезжали из города, мечтала: «Вот бы еще сюда вернуться». И семья вернулась.

Август 2001-го Александр Владимирович встретил в новой должности – начальник управления Департамента исполнения наказаний МВД по Гродненской области. Сейчас он уже отвечал не за одну колонию, где ему все было знакомо, а за все учреждения области, включая ЛТП и спецкомендатуры. Школа МВД, безусловно, давала базовые знания, но всей полноты работы, конечно, охватить не могла. Но если Ничипорук брался за дело, выполнял его «на отлично»: по правилам прошелся, необходимые вопросы у заместителей уточнил. Свежий взгляд тут же выделяет проблемы. Когда дело расходилось с представлениями о нем, действовал решительно. Так, он заметил, что в спецкомендатурах на ночь оставался дежурить лишь один сотрудник. Непорядок. Теперь по инициативе начальника оставалось два. Несовершенство порядка, царившего до этого, наглядно показал случай в Витебской области. Там во время ночного дежурства у единственного сотрудника отняли ключи, самого поместили в мешок и заперли, а половину личных дел забрали. Вот и красноречивое подтверждение. Тогда за опытом в Гродно стали съезжаться со всей республики, ведь там еще знали о возможности такого ЧП и ситуацию предупредили.

Еще одним новшеством стали незапланированные ночные проверки по учреждениям закрытого типа. Потому что, находясь в Гродно, нужно было владеть ситуацией по всей области. Причем у Александра Владимировича был свой оригинальный способ – администрацию в тот день он отпускал, а беседы проводил с осужденными. Именно так, признается мой собеседник, можно узнать, как на самом деле спецконтингент относится к сотрудникам. Такие встречи могли длиться до 2-3 часов ночи, нарушая режим, но все было не ради галочки. Это положительно сказывалось на порядке, который царил в областной системе исполнения наказаний. Этого не могли не заметить и в МВД, поэтому звание полковника А.Ничипорук получил досрочно.

Заслуженный отдых

В 2010 году Александр Владимирович вышел в отставку. Много сил и времени он посвятил профессии, а сейчас пора уделить внимание семье. Системе исполнения наказаний отдано десятки лет. Все это время дома его терпеливо ждала супруга Галина Георгиевна. Полковник в отставке очень ей благодарен, говорит, что она настоящая милицейская жена, которая понимала – в конце рабочего дня дела могут и не отпустить мужа домой, но по-другому никак, такова служба. Сейчас Александр Владимирович работает генеральным директором ОАО «Неман-Лада» в Гродно. Говорит, что вспоминать прошлое, конечно, интересно, но в те годы было нелегко.

Вот такая она, судьба упорного и стойкого человека, который нашел свое место в жизни. Сыновья, признается мой собеседник, – такие же трудоголики. Старший Денис пошел по стопам отца: в свои 36 он – первый заместитель начальника УДИН МВД по Брестской области. Младший – экономист, но у отца перенял некоторые рабочие привычки. В его подчинении – все гродненские АЗС, иногда по ночам он осуществляет незапланированные проверки заправочных станций. По стопам!

***

13 октября Александру Владимировичу исполняется 60 лет! На торжественном праздновании будут присутствовать сотрудники, которые в бытность А.А.Белошевского занимали должности начальников управлений и участвовали в становлении молодого руководителя системы исполнения наказаний. Они до сих пор общаются и по праздникам собираются вместе с женами. А свою супругу за особенную выдержку герой очерка поздравит по-особенному: в ходе праздничного мероприятия по случаю юбилея Галине Георгиевне вручат медаль «Офицерская жена». Она-то уж точно ее заслужила!

Поздравляем Александра Владимировича с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, неиссякаемой энергии и свершения всего задуманного. Пускай во всех делах сопровождает удача, а дома царят уют и спокойствие. С 60-летием!

Юлиана Амбрушкевич

Фото автора

Об авторе: Пресс-служба УВД Гродненского облисполкома


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *